rezerved (rezerved) wrote,
rezerved
rezerved

Categories:

Граф Толстой, поэт Аммосов и наш дед Вася

« - Дай ему каши-то; ведь не скоро наестся с голоду-то.

Опять ему дали каши; и Морель, посмеиваясь, принялся за третий котелок. Радостные улыбки стояли на всех лицах молодых солдат, смотревших на Мореля. Старые солдаты, считавшие неприличным заниматься такими пустяками, лежали с другой стороны костра, но изредка, приподнимаясь на локте, с улыбкой взглядывали на Мореля.

- Тоже люди, - сказал один из них, уворачиваясь в шинель. – И полынь на своём кореню растёт». (Л.Толстой, «Война и мир»)

 

Хочу сказать вот что: в русской культуре зафиксирована моральная норма прощения поверженного противника и понимания того, что воюющий против тебя солдат – в принципе, такой же человек. Русской культуре чуждо глумление над побеждённым. Русскому человеку, не утратившему связи со своей культурой, свойственно сострадание и сочувствие, способность мысленно ставить себя на место того, кто в данный момент является твоим противником. Взять ту же песню «Хаз-Булат удалой» - нужны ли какие-то объяснения, почему она стала популярной? «Да, и я такой же; и во мне есть гордость, и я тоже могу оторвать башку обидчику; и во мне тоже сидит берсерк, только я держу его глубоко внутри, но если его долго и упорно доставать – то можно и достать…»

Важно и то, что широта души, умение пожалеть другого не является врождённым свойством любого русского. Увы, есть масса этнических русских, утративших связь со своей культурой и вполне заслуживающих наименования «кацапов». Такие нападают толпой на слабого, глумятся над побеждённым, раболепствуют перед сильным и втаптывают в грязь того, кого им посчастливилось одолеть. Это – не русские, это кацапы. Русские – другие.

 

Хочу сказать пару слов о своём тесте, дедушке моих дочерей. Он ушёл на фронт в 1942 году, служил связистом, дошёл до Австрии. Демобилизовался в 1947 году, потом всю жизнь проработал на заводе фрезеровщиком. Сейчас, естественно, на пенсии.

На фронте наш дед Вася, что называется, не расставался с гармошкой. Его любимая песня, которую я хочу представить вниманию читателей, может показаться несколько необычной – если не учитывать всего того, о чём я сказал выше. Но это очень нормальная для русского человека, настоящая фронтовая песня. Стихи он переписал у кого-то из товарищей, из солдатского блокнота. Мелодия, по-моему, позаимствована из какой-то другой песни. Дед и напел её по просьбе внучки, собирающей фольклор. Обычно он на гармошке себе аккомпанирует, но тут в целях филологической науки грянул, так сказать, а-капелльно. Расковался, конечно, винцом перед этим - и спел. Под конец так просто "зажёг".

 


 

«Фриц под Москвой»

 

«Своим молчаньем я тебя обидел?

Пишу письмо тебе из-под Москвы,

Из-под Москвы, которой я не видел,

Которой не увижу никогда.

 

Москва близка, её в бинокль видно.

Но доктор Геббельс радуется зря,

Что ж близка, и то-то и обидно,

Что даже глазом выглянуть нельзя.

 

Сидим в окопах, вши нас заедают,

В желудке пусто, ноет голова,

Сегодня русские крепко наступают,

И всё ж цела их клятая Москва.

 

И если б можно вырваться отсюда -

К тебе, домой, на родину скорей,

Но я боюся, милая Гертруда,

Что навсегда останусь под Москвой…»

 

Закончил фриц письмо своей любимой,

Перекрестился тощею рукой…

Раздался взрыв в степи необозримой,

Фриц навсегда остался под Москвой.

 

Раздался взрыв в степи необозримой,

Фриц навсегда остался под Москвой.

austria     в Австрии
   в День Победы

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments