rezerved (rezerved) wrote,
rezerved
rezerved

Categories:

Путин как национальная идея

- Вовочка, кем ты хочешь стать, когда вырастешь?
- Президентом!
- А что бы ты сделал, если бы стал президентом?
- Я бы им остался!
Тема для меня давняя, наболевшая, и наболело уже столько, что даже если изложить это всё хотя бы тезисно, то получается многовато. Тем не менее, попробую сделать именно так, не дробя высказывание на части, а обоснования и уточнения каких-то тезисов случайный читатель может попросить в комментариях. В особенности это касается концепта «национальная идея». С концептом «Путин» всё, вроде бы, более-менее ясно… до отвращения ясно.

Незадолго до смерти великий русский философ А.Зиновьев, заставший первые годы правления Путина, отозвался о наступавшей эпохе следующим образом: «Холуйство, холуйство, и ещё раз холуйство». Исчерпывающая характеристика, так сказать, в трёх словах. При том, что в силу исторических причин, холуйство – неотъемлемая черта российского менталитета, никогда оно ещё не поднималось на флаг само по себе, в качестве принципа государственности, без примеси каких-либо иных идей, как это фактически делается сейчас. Критерием тут служит давнее предостережение русского классика - не путать между собой концепты «наше отечество» и «его превосходительство». А ярким образцом нынешнего «государственного мышления» выступает высказывание, якобы сделанное в относительно узком кругу Вячеславом Володиным: «Есть Путин – есть Россия, не будет Путина – не будет России». Ну, судя по тому, что он прилюдно постоянно говорит, это вполне в его духе. Это слова человека, для которого понятия «народ» и «Отечество» полностью «обнулились», и осталось только «Его Превосходительство». Именно такой «патриотизм» сегодня востребован, именно он нужен «власти», и именно он провозглашён в качестве «национальной идеи».
Самодержавие, будучи самым убогим, тупым и примитивным способом государственного устройства, хотя бы имело под собой в России историческую традицию в качестве основания. Нынешняя тирания Путина – а налицо именно она – не основана вообще ни на чём, кроме насилия с одной стороны и холуйского раболепия с другой. И без того жалкая Конституция публично и многократно изнасилована, облита мочой и заброшена в дальний угол. С «народным волеизъявлением» проделано ровно то же самое. Законность, хотя бы внешняя, потеряла для «власти» какое бы то ни было значение. Профессия юриста с января 2020 года стала в России посмешищем, и кажется, что её название не случайно созвучно со словом «юморист». А разве под шумок «коронавируса» Путин («Если не Путин, то кто?») посадил в психушку одного только шамана Габышева? Сегодня вся Россия превращена путинскими холуями в дурдом; всех нас огульно и насильно записали в больные и обращаются как с умственно неполноценными. Хотя именно адекватность «лекарей» при непредвзятом рассмотрении вызывает самые большие сомнения.

Да ладно, как говорится, мы люди привычные. Демократия сама по себе не является для россиян большой ценностью - к сожалению, нет. Особенно для тех, кто устроил и пережил ельцинский кровавый переворот октября 1993-го. Мы ценим её не больше жизни, скажем так. Но оправданы ли амбиции нынешнего узурпатора? Годится ли он на роль «национального лидера»? Это тупо объективно имеет значение, даже если весь народ ошибается. Концептуальный анализ понятия «национальный лидер» показывает, что оно означает человека, способного объединить и «повести» нацию – то есть, указать ей некие ориентиры, принципы, в соответствии с которыми ей следует жить и развиваться. При этом само собой разумеется, что «национальный лидер» не должен быть «козлом-поводырём», возглавляющим овец в их последнем шествии на мясокомбинат. Такие признаки как «целостность, благополучие и развитие нации» прощупываются в данном концепте вполне отчётливо. Несложно догадаться, что кандидат в национальные лидеры должен эти ориентиры хотя бы знать. То есть, он должен знать, какие именно принципы обеспечивают данной конкретной нации вышеупомянутые целостность, благополучие и развитие. Таким образом, мы уже вплотную подошли к теме «национальной идеи».

«Данная конкретная нация»… Мы говорим о России. Очень непростая по составу и истории страна, и чтобы рассматривать её в качестве «нации», для начала нужно сформулировать какой-то принцип, который может хотя бы объединить в данном качестве проживающих на её территории людей, не говоря уж о благополучии и развитии. Это должна быть перспективная идея, а не бряцание костями предков. Родина – не женщина, чтобы любить её «за просто так», по приказу поясничного нерва. Так что в ней любить? Природу? Да я люблю её так, что временами хочется очистить её от доброй половины населяющих её и гадящих на неё людей! Что-то не то… Любить людей? Да я люблю их так, что от жалости к униженной и ограбленной половине населения хочется погрузить верхний – пусть не дециль, а хотя бы процент – на старые баржи и утопить в Северном Ледовитом океане! Ведь грабят и унижают людей именно они, «элита», эта бессовестная и ненасытная банда. Да нет, беда с этой любовью, всё время кого-то убить хочется…

Да, национальную идею России, при всей её очевидности, сложно сформулировать. Лишь этот факт до некоторой степени извиняет Путина, который эту идею не знает и несколько раз облажался в попытках её озвучить. Однако отягчающим для него обстоятельством служит тот факт, что за 20 лет правления он так и не догадался, хотя бы в какой стороне её искать. История отношения Путина с национальной идеей России – долгая печальная повесть. В самом начале правления он только усмехнулся, когда какой-то старшеклассник прилюдно задал ему этот детский вопрос – в чём, мол, наша национальная идея? Да зачем она нам, снисходительно ответил Путин, нам бы научиться просто жить нормально, без всяких этих идей… Кормушка там, девочка, кафель, гречка по акции, пенсия… Вот на что сей мудрец посоветовал юноше потратить свою единственную и неповторимую жизнь. Сразу скажу, что недавнее откровение Путина на эту тему – ни разу не ответ тому мальчику. Услышав про «патриотизм», думающий мальчик должен оторопеть: «Да я и так готов отдать свою жизнь Родине – но какая же, всё-таки, у неё национальная идея?»

Двадцать лет вопрошания «хуизмистерпутина» - и столько же лет отвечания хуизнаетчего. Сперва это была «конкурентНоспособность» - он брякнул это вот так, легкомысленно и с ошибкой, которую вся попугайская вертикаль тут же принялась повторять в духе задорновской юморески: «конкурентНоспособность», «конкурентНоспособность»… Старики помнят этот кошмар, прекратившийся лишь с пришествием Медведева – достаточно было тому, став президентом, один раз сказать это слово правильно, и все образованные люди вздохнули с облегчением. Языковая норма мгновенно вернулась на своё место, морок вождя-недоучки рассеялся. Всё-таки даже у куцей, чисто номинальной демократии есть свои плюсы. Периодическая смена руководства нужна нашей многострадальной Родине - и эта несложная мысль сейчас, как никогда, актуальна.

Ну, как вы судно назовёте, так оно и поплывёт. «КонкурентНоспособность» проплыла мимо нас мёртворождённым выкидышем в канализации. Вопрошание, однако, продолжалось, и наступила очередь «православия». Впрочем, перед этим Путин, непринуждённо нарушив несколько законодательных норм, ушёл с галеры отдохнуть на премьерской должности. Уходил, чтобы вернуться, но так и не понял, что момент перед уходом - самое время, чтобы развеять, наконец, своё «хуизмистерское» инкогнито и кое-что озвучить. Как раз в это время в обиход вбрасывается понятие «национальный лидер» как основание для подчинения Путину в любой его административной ипостаси, но как было сказано выше, чтобы соответствовать этому званию, нужно кое-что знать, и чёрт побери, поведать миру, что там такое «пастор знает за подполье». Путину дают понять, что хватит держать интригу, пора употребить холуйскую вертикаль для тиражирования чего-нибудь грамотного, но тот в ответ снова загадочно хмыкает, мол, «поиск национальной идеи у нас превратился в национальную забаву» - и уже мимикой, такой, типа, «вернусь – скажу»…

Сказал – не сказал, но дал понять, что «православие». А стало быть, с Путиным путь нам – обратно в прошлое, и наша участь – мракобесие, средневековые распри и медведь с балалайкой. Образованные люди опять напряглись, на сей раз окончательно. К этому периоду относится одна из самых больших ошибок Путина как «вождя» - он обращается к своим холуям за помощью в формулировке понятия «национальной идентичности». А «национальная идентичность» россиянина, как следует из сказанного ранее, покоится на концепте «национальной идеи». Путин ждал подсказки от тех, чей жизненный выбор – повторять за ним. Образованные люди намекают Путину, что он глуповат. Он обижается и – только что заложив под Россию мину межконфессиональных раздоров – бормочет про ленинскую «атомную бомбу»… К настоящему времени Путин, как и полагается идейному наследнику Колчака и Николая Второго, полностью политически зависим от западного финансового капитала, по свистку из МВФ повышает россиянам пенсионный возраст и объявляет тотальный карантин, участвует в империалистической «экономике катастроф» в качестве «плохого мальчика для битья», пытаясь при этом выглядеть героем и спасителем Отечества. О личных качествах одиноко марширующего по Кремлю Путина – как-нибудь в другой раз; проблема в том, что он не только не соответствует роли «национального лидера», но даже просто «государственный деятель» из него негодный. И то, что «коллективный Путин» не может хотя бы для приличия выдвинуть из своих рядов кого-нибудь на смену, чтобы наш недоцарь и полу-Моисей отправился, наконец, на отдых – это очевидный и крайне плохой признак. А тут ещё «о патриотизме заговорили»... Это практически анамнез из самых первых уст: «Мы проворовались». Не удивительно, что весь «коллективный Путин» в последнее время ведёт себя, как пойманный за руку карманник 50-х годов прошлого века – кричит, трясётся в конвульсиях и норовит облевать окружающих, изображая эпилептический припадок. Дело пахнет керосином – переводи стрелки на болезнь. Вот и вся «эпидемия»…

Так в чём же состоит идея, которую Путин так и не смог понять и озвучить?
Национальная идея, в принципе, должна иметь следующие признаки:
- иметь значительные культурные основания в истории страны;
- быть актуальной и близкой для её жителей в настоящем;
- представляться ценной и в глазах других народов, быть «вкладом» в мировую культурную копилку, а не «вычетом» из неё, каким была идея гитлеровского нацизма.
Объединить настолько разных людей, какие населяют Россию, можно только на культурных основаниях. Что же может объединить представителей подчас противоположно направленных культурных течений? Дело же не только в национальных особенностях: что общего, например, у Серго Орджоникидзе и Николая Сванидзе? Различия в идеологии часто имеют решающее значение: мы поём разные песни, восхищаемся разными писателями... Русский коммунист и русский либерал сегодня – представители совершенно разных культур. Какая идея могла бы остановить нас от перехода к решению «аграрного вопроса»? А вот эта самая идея и могла бы: осознание необходимости «цивилизованного сосуществования различных культур». При этом нужно понять, что идея существует в культурном пространстве именно в качестве идеи, мысли, концепта, и её содержание может быть выражено разными словами с различной степенью полноты. Но она существует и представляет ценность для носителей большинства культур и идейных течений. Для фаната СССР это – «дружба народов», либерал увидит в ней милую его сердцу «толерантность», к ней с одобрением отнесутся и представители национальных меньшинств, и умные «националисты-государственники». Разве что в душе зоологических этнофашистов для этого концепта не найдётся места – ну, так не для них и писано. Тот, кто оценивает людей, как животных, по окраске, сам не имеет к культуре никакого отношения. Все остальные, вроде, должны понять.

Напомню: рамки значений слов как языковых единиц не совпадают с границами концептов, и идею можно выразить различными словами. Некоторая громоздкость моей формулировки – побочный результат стремления к точности. Совместное существование различных культур в одном социуме должно быть основано на «гуманизме» и заключать в себе возможность «развития» - эти концепты я попытался выразить словом «цивилизованное».
К сожалению, Путин за 20 лет правления не оставил нам никакой надежды на цивилизованное развитие страны, а нынешняя омерзительная истерика холуйской вертикали – от «обнуления» до «эпидемии» - даёт все основания считать, что Путин не годится на роль руководителя государства и должен уйти.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments