?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Услуга - товар

Мои товарищи по марксизму занялись своей любимой забавой: выяснением, является ли услуга товаром. Мне теперь тоже есть что сказать по этому поводу. В общем-то, осталось лишь применить к данному вопросу построенную ранее мыслительную конструкцию – и она оказывается вполне рабочей и эффективной, в отличие от иных подходов.


Иные подходы – обращение ли к Марксу, обращение ли к советскому культурному наследию – в разной степени страдают схоластичностью, будучи ограничены толкованием старых схем, и в итоге непредвзятый анализ объективной действительности оказывается для их носителей непосильной задачей. Всё это я пишу с уважением к участникам дискуссии, отдавая дань их знаниям и мыслительным усилиям. Не говоря уже об уважении к Марксу. Однако у Маркса нет ответов на все вопросы, да и марксизм – это не цитатничество. Быть марксистом – это значит, уметь рассуждать как Маркс, причём не так, как он рассуждал вчера, а так, как рассуждал бы сегодня. (Рука уже не поднимается помянуть слово «метод» - настолько оно затёрто теми, кто именно в методологии через раз «лажает» или вообще ничего не смыслит.) Ведь классики марксизма и не стремились дать исчерпывающее объяснение всем явлениям и пошаговое руководство к действию на 200 лет вперёд. Они решали актуальные задачи своей эпохи, возлагая немалые надежды на своих будущих последователей, в том числе на их интеллектуальные способности. А мы тут, знаете ли, БСЭ цитируем…


Так вот, пресловутый метод. Для ответа на вопрос «является ли услуга товаром» мы должны дать определение понятия «товар», перечислив его признаки и выделив среди них наиболее существенные (желательно стремиться к тому, чтобы остался один, главный в избранном контексте), а затем проверить на наличие этих признаков объективное содержание понятия «услуга» - то есть, то множество явлений объективной реальности, которое этим словом обозначается. Для описания всего этого множества потребуется объёмный труд, но для законченного логического рассуждения бывает достаточно нескольких характерных примеров. (Бывает и недостаточно. Но попробовать стоит.)



Итак, товар, согласно большинству источников, в т.ч. трудам Маркса – это некая вещь, являющаяся объектом товарно-денежных отношений, то есть, предназначенная для продажи/обмена. В качестве таковой она: а) является «вещью», отдельным материальным объектом ; б) имеет потребительную ценность; в) имеет меновую стоимость.

С содержанием понятия «услуга» дела обстоят несколько сложнее, во-первых, по причине многозначности самого слова, во-вторых, некорректности даваемых в многочисленных источниках (вплоть до «Таможенного кодекса РФ») определений. (Часто используются слова «нематериальный», «неосязаемый»… Нематериальный ремонт? Неосязаемый массаж? Бред, согласитесь.) Чтобы разобраться, нам нужно понять, какое значение придают слову «услуга» люди, задающиеся вопросом «является ли услуга товаром?» Заодно не мешает уточнить, что при этом имеется в виду под словом «является». Стремятся ли вопрошающие отождествить два разных понятия, «товар» и «услуга»? Очевидно, что это было бы глупо. Значит, смысл вопроса следует озвучить так: «можем ли мы считать услугу разновидностью товара (отнестись к ней, как к товару)»? Чтобы ответить «нет», мы должны указать разграничивающий их критерий. Отвечая «да», мы должны указать объединяющий их критерий, а также уточнить, все ли услуги можно отнести к числу товаров или только некоторые, делаем ли мы это безусловно или с какими-то оговорками.

"Услуги"... Всё ли содержание концепта, связанного с этим языковым знаком, мы имеем в виду, задавая вышеупомянутый вопрос? Очевидно, нет - нас явно не интересуют услуги, оказываемые бескорыстно: придержать дверь магазина, помогая пройти в него хромой старушке, объяснить дорогу заблудившемуся  прохожему и т.п. Значит, имеются в виду услуги, оказываемые для заработка - как правило, на регулярной основе, и в большинстве случаев, профессионально. Что называется, «по роду деятельности». Кстати, в источниках нет единства, считается ли «услуга» деятельностью или результатом деятельности. Существенного значения это не имеет, но лучше определить её как результат. Таким образом, деятельностью будет считаться предоставление и оказание данного рода услуг. Из источников следует, что при услуге не предоставляется новый продукт, а сама она потребляется сразу, в момент предоставления. Согласимся и учтём эти два момента. Здесь имеет смысл отдельно упомянуть «коммунальные услуги» - есть достаточные основания прямо причислить некоторые из них к товарам без дальнейших разбирательств. Кубометр газа и кубометр воды обладают для этого не меньшим количеством признаков, чем баррель нефти или центнер пшеницы. Канализацию и вывоз мусора, очевидно, следует отнести к услугам. А с электроэнергией и центральным отоплением придётся разбираться отдельно.



Услуга, как и товар, считается «благом» - тем, что удовлетворяет человеческие потребности. Итак, услуга – это результат человеческой деятельности, благо, предоставляемое за плату, не связанное с изготовлением нового продукта и полностью потребляемое по мере предоставления. В условиях товарно-денежных отношений услуга по определению в полной мере обладает меновой стоимостью, то есть, как минимум, одним из ключевых свойств товара. Рассмотрим остальные два.



Признаки физической отдельности и вещности объекта ТДО не так надёжны, как хотелось бы некоторым. Колбаса – товар, но до обеда он существует отдельно от вас, а после - уже нет. К утру он частично становится вами, а та часть, что начинает существовать отдельно, уже не стоит упоминания. Или наоборот, почка... Если вы сами договариваетесь о её продаже, где она в этот момент находится? Это же часть вас – но при этом вещь? То же самое можно сказать про кровь. А киловатт-час электроэнергии – это вещь? И так далее. Если бы данный признак и вообще подобный вульгарно-материалистический подход имел решающее значение для политэкономии, то разобраться в данном вопросе было бы сложно. К счастью, сам по себе он не играет большой роли, хотя бы потому, что апеллирует к узколобо понимаемой физике, а предмет нашего рассмотрения – политэкономия. Значение имеют лишь политэкономические следствия данного свойства «вещи» как товара. Мне кажется, самое важное из них и единственное достойное обсуждения – это возможность складирования, накопления и хранения потребительной ценности. Но в данном контексте и оно не влияет на предмет обсуждения, так как имеет политэкономическое значение лишь для рассмотрения вопросов самообслуживания.  Проблема тут в том, что человек может произвести некоторое количество продукта для себя, но потом ограничить себя в потреблении и продать часть продукта, т.е., сделать его товаром. В случае же с услугой как объектом купли-продажи этой проблемы не существует: конечный потребитель услуги известен сразу, и это другой человек. То есть, в этом отношении услуга даже более «товарна», чем вещь.

Вообще, с философской точки зрения, потребительная ценность как товара, так и услуги состоит в том, что производитель изменяет упорядоченность или хотя бы определённость (как в случае с отоплением) какой-то части материи для удовлетворения потребности потребителя. И прежде чем перейти к обсуждению последнего признака (или свойства) услуги, давайте констатируем, что признак «вещности» блага не имеет в данном контексте решающего значения.

Все ли услуги обладают потребительной ценностью? И является ли этот признак необходимым критерием для причисления конкретной услуги к товарам?


Потребительная ценность товара не имеет отношения к общественному способу производства – то есть, в её образовании имеет значение технологическая цепочка, но не отношения собственности и денежные расчёты. Потребительная ценность – это отношение человека и вещи, а не отношения людей по поводу вещей. Отвечая на вопрос, является ли услуга товаром, мы должны применить к ней то же требование. Возьмём навскидку семь видов деятельности, часто упоминающихся при обсуждении услуг или просто характерных: парикмахер, частный педагог, ростовщик, мусорщик, сантехник, менеджер промышленного предприятия, слуга. Не будем вдаваться в подробности, а просто просмотрим этот список, помня, что услуга имеет потребительную ценность, если удовлетворяет конкретную биологическую или культурную (в т.ч. технологическую) потребность человека и потребляется в момент предоставления. Очевидно, что ростовщик и менеджер выделяются из общего ряда. Услуга ростовщика не имеет потребительной ценности, она не расходуется в момент предоставления и связана с общественным способом производства. Деятельность менеджера – это вообще не услуга; в той части, в какой он решает технологические вопросы, он является «частичным рабочим», вкладывая свою долю (интеллектуального) труда в совместное производство вещественного товара, а в той части, в какой он занимается воспроизводством капиталистических отношений, он является соучастником эксплуатации. (Вернее, даже непосредственным её исполнителем – эксплуатацию другого человека вообще следует рассматривать как отдельный вид деятельности. Разновидностью которой является, в частности, и ростовщичество.)



Однако всё это не имеет значения для ответа на исходный вопрос, пока ваше рассуждение ограничивается рамками капиталистических отношений и вы не собираетесь с ними бороться. Удовлетворение человеческих потребностей не является главным приоритетом  капиталистической экономики. Для неё главный приоритет – прибыль. Значит, критерием для ответа на вопрос служит наличие у услуги меновой стоимости (которая у неё есть по определению). Ergo, в рамках капиталистических отношений любая услуга, понимаемая как благо, предоставляемое за вознаграждение, является товаром.



Как обычно, буду рад содержательным замечаниям; тема сложная, и я вполне мог что-то упустить из виду.

Comments

rezerved
Apr. 3rd, 2019 09:43 pm (UTC)
Если бы удаление комментов действительно наводило Вас на мысли, я бы только этим и занимался)) Но Вы не не понимаете, Вы упорствуете в непонимании. Это Ваши проблемы. Не буду строить догадки о возможных причинах.

"Товар" в своём исходном политэкономическом значении - это, помимо прочего, вещь. И в качестве таковой она имеет объективное свойство удовлетворять определённую человеческую потребность. Вот это её свойство умные люди назвали "потребительной ценностью". Термин - он как инструмент, им надо пользоваться по назначению. А Ваше балабольство - сродни забиванию гвоздя микроскопом. Вот лично я отказываюсь считать его ценным вкладом в рассуждение.

Вы претендуете на внимание, а даже терминами не умеете пользоваться. Когда Вы пишете про потребительную ценность, Вы де-факто излагаете свойства меновой стоимости. Когда пишете про "социальное", Вы фактически излагаете культурологический аспект. Но при этом пытаетесь приткнуть его в политэкономический контекст, хотя здесь это явный офф-топик. Когда Вы обращаетесь к психологии, Вы не понимаете, что обратились к психологии...
После всего этого, Константин, у Вас не должно быть претензий к собеседнику, пославшему Вас лесом.

Мне надоело слушать отчаянные вопли той совы, которую Вы натягиваете на глобус в попытках доказать, что объективное отсутствие общества не имеет значения. Ну, поживите на острове лет пять. Или хотя бы отключите интернет и посмотрите, в какой степени накопленные культурные богатства могут заменить Вам отсутствие собеседника. А ведь это всего лишь общение, что же говорить об обмене продуктами труда...

Что касается культурологической стороны предметной деятельности - она, конечно, существует, но к обсуждаемой теме не имеет отношения. И не надо особо её преувеличивать её значение. На кровати объективно удобнее спать, чем на полу. Бывают, конечно, вкусы, привычки, индивидуальные дефекты и культурные табу - но кровать просто тупо удобнее, и всё. Подавляющее большинство кошек со мной согласятся.