rezerved (rezerved) wrote,
rezerved
rezerved

Category:

Ответ т. Епифанову

Что ж, давайте разберёмся с нашими ошибками, неточностями и непонятками, отразившимися в дискуссии
здесь – http://rezerved.livejournal.com/413763.html

Прежде всего, определимся с контекстом (предметными рамками рассуждения).
Контекст нам задан высказываниями lefantasy, мол, революционное сознание не пущать, а буржуазного закона придерживаться. (Ну, и до кучи, де, буржуазный закон защищает права пролетариев; а отличие, скажем, советских законов от буржуазных составляет ничтожные 10%, касающиеся форм собственности.) То есть, предметные рамки рассуждения нам тут заданы, мы не свободны в их выборе, и они = марксизм со всеми его причиндалами: философией, классовым и деятельностным подходами, политэкономией и прочая. На кой ляд понадобилось Лефантази располагать своё суждение в именно этих контекстных рамках, где оно звучит так контрреволюционно, что в иной обстановке ему за такое могли бы выписать препарат свинца для внутреннего употребления, мне непонятно. Мой комментарий с намёком, что суждение о необходимости процессуальных норм прозвучало бы гораздо лучше, не будь оно противопоставлено теме революционных преобразований (тем более что ролик никаких поводов именно для этой темы не даёт), он не понял.
Нет, говорит, сформулировал хорошо, иных вариантов не вижу.
Пришлось мне поправлять его с точки зрения марксизма, а Вы решили поправить меня – тоже с позиций марксизма, но с высоты своих юридических знаний.

Нарекания, в основном, вызвала, моя фраза:
В самом деле, если ты зачем-то уточняешь, какой именно закон нужно соблюдать, ты называешь его тип, его сущность, а не пустячные «10% содержания».  Это не просто так прилагательное болтается перед словом «закон» - ты указываешь системообразующий признак. «Буржуазный» - это значит, ориентированный на защиту прав собственника. Чем крупнее собственность – тем, по идее, старательней охраняет её буржуазная Фемида. Согласно определению пролетариата, собственности у него нет никакой. Строго логически получается, что буржуазному закону на интересы пролетария насрать.

Вы решили, что я обсуждаю буржуазный закон в отрыве от государственного и общественного устройства. На самом деле, этот упрёк следовало адресовать моему оппоненту, а я-то как раз понимаю, что наличие именно буржуазного закона/права предполагает существование капиталистического устройства и буржуазного государства – и этим фактом определяется та самая суть «б.з.», которая текстуально может занимать, в самом деле, не более 10% всех кодексов и уложений. И первый вопрос, возникающий в ответ на требование соблюдать «буржуазный закон» - это, естественно: «Чей? Киевский или донецкий?» Которое из буржуазных государственных устройств признать? Вы об этом сказали, я – нет, но я именно так понимаю концепт «закон/право», считаю это само собой разумеющимся и в этой части с Вами согласен.

Самая большая неточность из допущенных мной в рассуждении – это что бурж. Фемида охраняет права «собственника», а не «капиталиста». Имеет значение, конечно, капитал, а не просто собственность. Хотя именно система частной собственности и создаёт условия для существования капитала, всё же это разные вещи. Неточность эта произошла от моей привычки стараться, по возможности, оперировать понятиями, употреблёнными оппонентом, то есть, Лефантази. Имело смысл мне покритичнее отнестись к терминам…

А с этой поправкой (+ правильно понятое Ваше требование рассматривать реальное «правоприменение») сказанное мной имеет силу. Рассматриваемые вкупе пролетарии (в т.ч. гастарбайтеры и безработные) не могут сами разобраться в той хреномотине, которую нагородили буржуазные реформаторы в области права, а нанять адвоката им не по средствам. Обманутых дольщиков и прочих мелких собственников буржуазная Фемида подолгу вертит сами знаете на чём. Жулики (то бишь, капиталисты) средней руки с помощью юристов уже внимательнее следят за деятельностью «бешеного принтера» и пытаются использовать принимаемые законы в своих интересах – уловить тренд и по-быстрому срубить гешефт, то есть, во многих случаях, «лохануть» кого-нибудь из тех, кто пока не в теме. Ну, а самые крупные бандиты - представители государственно-монополистического капитала – просто выдвигают своих депутатов и заказывают в Думе и правительстве нужные для себя законы. Что-то я не так понимаю? Да, Вы правы в том, что крупный капитал может пожертвовать любым из своих носителей при определённых условиях. Но это не придаёт ни грамма истинности утверждению «буржуазный закон защищает интересы пролетариев».

Если бы Вы ограничились упомянутыми поправками, не пытаясь обосновать их знаниями, почерпнутыми в юриспруденции буржуазного толка, я бы просто согласился и пожал Вам руку за уточнения и дополнения. Но увы… Вы учились на юриста, учились в капиталистической Эрэфии, и это наложило свой отпечаток на Ваши суждения. (Не делайте удивлённого лица; есть такие отрасли знания, в которых беспартийных концепций и доктрин меньше, чем кажется, и это говорит не в пользу "научного позитивизма".) Обоснование своих суждений – с которыми, будь они просто постулированы, можно было бы и согласиться – вышло у Вас несколько сомнительным.

Вкратце отмечу два момента:
1. Определяя сущность буржуазного права (а с ним и буржуазного государства, а вместе с ним и строя, как мы договорились) не относительно всего исторического процесса, а лишь относительно его прошлого: « Буржуазен этот закон не сам по себе, а в отрицании феодального способа производства» - Вы идёте на поводу у буржуазных идеологов, придумавших в конце прошлого века шикарный способ похоронить коммунистическую идею (а с ней и смысл марксизма): не принимать её в расчёт в своих рассуждениях (как красивую, но несбыточную утопию), а полагать всё реальное историческое развитие борьбой «феодального» с «капиталистическим».
Советский строй в этом контексте считается рецидивом «феодального», а его крушение рассматривается как безусловно прогрессивное возвращение капиталистического способа производства (свобода, "атланты", тыры-пыры). Некоторые приметы данного либерального дискурса и прослеживаются в Ваших рассуждениях. Так, пресловутая «свобода частной собственности», полагаемая сущностью буржуазного права, именно с этих позиций проецируется в перспективу как некий идеал (ака сферическая «с.ч.с.» в вакууме), продвижение к которому якобы возможно по мере развития капитализма и избавления от феодальных пережитков. Создаётся иллюзия наличия оной светлой перспективы.

С точки зрения марксизма же, сущность буржуазного строя определяется не только относительно прошлого, но и относительно будущего развития – причём, преимущественно именно будущего. Марксизм выявил внутренние неразрешимые противоречия капиталистического пути развития, и с его точки зрения, никаких перспектив у буржуазного строя нет. Светлое будущее нужно строить на принципиально других основаниях. У марксизма свой, принципиально отличный от буржуазного, «сферический конь», свой идеал. Для марксиста суть буржуазного строя не в том, что он даёт (алаверды - утопическую!) «свободу частной собственности», а в том, что он – эксплуататорский, и в этом смысле он противопоставляется будущему, а не прошлому. Буржуазную эксплуатацию марксизм ставит в один ряд с феодальной и рабовладельческой, и это объективно правильно, потому что в деле одурачивания и запугивания масс самые «передовые» капиталисты охотно сотрудничают с самыми консервативными силами, идеологически и даже юридически стремящимися в дремучее средневековье. Мы это наблюдаем сплошь и рядом.
Уже само понятие «свобода частной собственности», которым Вы некритично пользуетесь, содержит внутреннее противоречие, если определить её как возможность свободно «владеть, пользоваться и распоряжаться» объектом, выражающуюся в ограничении или отрицании таковой свободы (относительно данного объекта) для других субъектов. Чем больше «свободы частной собственности» для одного – тем меньше её для остальных. В условиях, когда десятку семей принадлежит больше собственности, чем беднейшей половине человечества, о реализации либертарианского идеала говорить не приходится, и искать суть капитализма на этом пути – эпикфейл для марксиста.

2. Да, к слову, насчёт пути, надеюсь, Вы помните: «идя по пути марксовой теории, мы будем приближаться к объективной истине все больше и больше (никогда не исчерпывая ее); идя же по всякому другому пути, мы не можем прийти ни к чему, кроме путаницы и лжи».
Так вот, моё первое впечатление от классификации, на которую Вы давали ссылку, составленное после прочтения трёх абзацев (выделенного Вами и ближних к нему) оказалось верным. Она таки позитивистская. Все эти уловки насчёт «другого позитивизма» - пустое. Утверждать, что в такой сфере, как юриспруденция, в такой основополагающей работе, как классификация концепций права, возможен беспартийный, «чисто научный» подход – чисто буржуазное плутовство… По всем признакам, приведённая Вами классификация концепций права, действительно, составлена на основе философского позитивизма, а никак не марксизма, например. Всё очень просто: марксист никогда бы не причислил марксизм к какому бы то ни было позитивизму и не свалил бы его в одну кучу с монархистом Гоббсом на основании вторичного и превратно истолкованного отношения права к государству. Марксист отделил бы марксистскую концепцию от всех остальных как единственно верную, подчеркнув в ней классовый подход. Если Вам нужны основания такой методологии – поднимите глаза на цитату чуть выше.

Это может показаться забавным, но вообще-то ни разу не смешно: марксист не должен основывать свои суждения о марксизме на мнении людей, не являющихся марксистами. Кто идейно не с нами – тот против нас, и его мнение о нас нерелевантно для нас. Приведённая Вами классификация страдает, как минимум, упомянутым изъяном и не годится в качестве основания для объявления чьих бы то нибыло взглядов "псевдомарксистскими".

Вот, как-то так. А вообще, я благодарен Вам за разговор, вне зависимости от продолжения. Очень животворный был "волшебный пендель".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments