rezerved (rezerved) wrote,
rezerved
rezerved

Categories:

фрагмент пятый

В принципе, обе посылки моего силлогизма сформулированы, и вывод очевиден: КПСС перестала «писать историю» (определять развитие общества), инициативу перехватили иные организованные группы людей, отчасти внешние по отношению к КПСС, частично сформировавшиеся внутри неё. Причём в число их целей построение коммунизма не входило. А те группы, которые открыто («а почему бы и нет, социализм же?») ставили перед собой такую цель, КПСС успешно «зачищала» как «оппозиционные и ревизионистские» течения.

Однако о том, почему ответ на вопрос: «почему строительство коммунизма в СССР потерпело неудачу» - формулируется в такой узкой предметной области, стоит сказать немного подробнее. Речь идёт о том явлении, которое Энгельс назвал «обратным влиянием надстройки» и которое со временем становится настолько мощным, что называть его «обратным» становится как-то неудобно.

С ростом производительных сил и науки как производительной силы, с ростом знаний о человеке и возможностей целенаправленно влиять на него (как на одну из производительных сил, если угодно) влияние надстройки на базис становится в некотором отношении определяющим. В каком отношении – поясню на примере. Обезумевший, но опытный всадник не может заставить вышколенную лошадь скакать бесконечно, обходясь без отдыха, еды и питья, но он может загнать её до смерти, вынудив пренебречь своими естественными потребностями. В случае с буржуазным обществом это может выражаться в установлении периода реакции, равного по продолжительности жизни самого социума. Это можно сказать не только об отдельном социуме, но и о человечестве в целом. Коммунизм не является исторической неизбежностью.

Роль СМИ, системы образования и всяких прикладных научных средств типа военной психологии и карательной медицины уже невозможно не учитывать. Более того, если при анализе стихийного развития эксплуататорских обществ прошлого ролью «надстроечных» факторов можно было пренебречь, то при построении нового общества «сознание» играет всё возрастающую роль.


Крамолы тут, в общем, никакой нет. Маркс с самого начала заявил свой подход как разновидность деятельностного («Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его»), поэтому на самом деле такое понимание роли сознания марксизму не противоречит. На данном этапе не только социализм/коммунизм, но и капитализм/империализм могут поддерживать существование только благодаря напряжённой проектной социально-экономической деятельности десятков, если не сотен тысяч людей. Оба этих устройства могут быть названы искусственными. Но коммунизм отвечает объективным потребностям развития общества, а империализм – нет, и если коммунизм – искусственный строй, то империализм – противоестественный.


Второй вывод из сказанного простой: «никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь и не герой…» Невидимая волосатая рука Истории ничего за нас не сделает. Не только победа, ни поражение коммунизма не являются исторической неизбежностью. {…}

А первый я повторю, слегка перефразировав: строительство социализма в СССР закончилось неудачей, потому что КПСС не справилась с интеллектуальным обслуживанием этого проекта и «слилась»: отказалась от ответственности за судьбу человечества и – в лице своей верхушки – капитулировала перед капитализмом. Хотя возможность продолжать строительство, в принципе, была. Поражение СССР также не было исторической неизбежностью.


P.S. Несколько связанных с первым выводом подробностей - какими они мне видятся.
1. Осознание того, что социализм в СССР строился, но не был достроен, т.к. львиная доля труда продолжала уходить на создание промышленной базы и оборону, помогает понять следующее:
- окончательное построение социализма в небольшой группе стран практически невозможно (вернее, возможно только при создании ими гигантского научно-экономического и военно-технического перевеса над каплагерем, что весьма затруднительно);
- всякие сравнения СССР и капстран и спекуляции на тему «при социализме тоже есть эксплуатация» нерелевантны, при настоящем социализме эксплуатации нет; {…}
- несмотря ни на какие объективные трудности, теоретические недоработки и исторические форсмажоры, соцлагерь понемногу вырывал страны-колонии из рук империализма, а значит, шёл единственно верной (то есть, единственной оставшейся в условиях ядерного паритета) дорогой.


2. «Истмат» может дать лишь самый общий ответ на вопрос, что произошло с КПСС и почему она «слилась». Он звучит так: коммунистический проект осуществлялся в отсталой стране, где господствовала мелкобуржуазная психология, и в ряды «проектировщиков» затесались (это я мягко сказал) «мелкобуржуазные элементы». Ну, а в природе мелкой буржуазии – стремиться стать крупной…
Более конкретные ответы на данные вопросы могла бы дать, например, конспирология (понимаемая как история заговоров с необходимыми элементами криминалистики). Конспирология, несмотря на все попытки дискредитировать её (в т.ч. байками про «рептилоидов» и т.п.), вполне серьёзная наука. В шутке «теория заговора всесильна, потому что она верна» есть большая доля истины. {…}


3. «Кадры решают всё», да… Большевики не воспитали себе достойной смены. Отчасти понадеялись на базис: де, накормим и обуем, построим общественные столовые и прачечные – истинные коммунисты будут получаться сами собой, от хорошей жизни… Только не вышло. Отчасти пошли на поводу у собственных «классовых» (по сути, сословных) заморочек, набирая в партию «пролетариат», который уже в 40-е годы в ощутимой степени состоял из бывших подкулачников, пару лет отработавших на заводе. Нужно было больше внимания уделять целенаправленному воспитанию новых коммунистов и более тщательному отбору имеющихся. Во все времена, задолго до открытия «окон Овертона», были и ценились люди, убеждения которых не менялись ни под воздействием материальных факторов, ни от пропаганды. Нетрудно догадаться, что фундамент этой стойкости закладывается в самом юном возрасте, и большевики напрасно отдали этот период жизни человека на откуп семейному воспитанию. Семья – довольно закрытая социальная ячейка, способная (вос)производить собственные (суб)культурные нормы вопреки официальной идеологии, и сакрализацией отжившей формы семьи коммунисты перекрыли себе возможность ковать надёжные кадры строителей социализма. (Во всём, о чём я пишу в данном пункте, есть определённый и немалый процент погрешности, но основные закономерности, думаю, прослеживаются и могут быть выражены в таких утверждениях.) {…}
Конечно, трудно упрекать большевиков в том, что они не подготовили себе достойной смены, если вспомнить, что больше 90% мальчишек-выпускников 1941 года не вернулось с войны, и что на фронте погибло 4 миллиона российских коммунистов – то есть, на совести немцев, как минимум, четыре «Джакартских резни»… а в общей сложности, они уничтожили наверное, около 10 миллионов носителей «коммунистической заразы»… Вклад «цивилизованной» Германии в подготовку нынешнего «конца истории» чудовищно велик, и факты превращения отдельных наций в форпосты мировой реакции невозможно объяснить без привлечения культурологического аспекта – хотя и без политэкономии тут тоже, конечно, не обойтись.

4. Ещё раз повторю, чуть переставив акценты: тот факт, что коммунистический проект в России потерпел неудачу, не означает, что он был обречён с самого начала. Он означает лишь, что не все необходимые средства были использованы для достижения цели (хотя задачи ставились в большинстве случаев правильные). Деятельностный подход, к которому относится и марксизм-ленинизм, вообще начинается не с вопроса «возможно ли это?», а с вопроса «как это сделать?»
Объективных трудностей на пути у людей, затеявших Октябрьскую революцию, было столько, что с самого начала у них имелось не больше 3% шансов достичь успеха. Но историческая правота Ленина и его соратников состоит в том, что альтернативная стратегия «сидения-на-жопе-ровно» обеспечивает своим сторонникам 100% поражение.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments