rezerved (rezerved) wrote,
rezerved
rezerved

Categories:

фрагмент третий

В принципе, я сейчас всего лишь пересказываю известные вещи под определённым углом зрения. Экскурс в историю несколько затянулся, но тут уж ничего не поделаешь. До второй посылки я ещё доберусь.



Да, социализм в СССР, вопреки заявлениям руководства, не был достроен. Трезво оценивая содеянное, можно прийти к выводу: процедура построения социализма сама по себе настолько сложна, что промежуточных этапов между исходным капиталистическим строем и результирующим коммунистическим должно быть более одного. Сказанное тем более относится к отсталой полуфеодальной России начала XX века и аналогичным странам.

Заявление о том, что социализм в СССР «в основном построен», было скорее пропагандистским шагом, попыткой выдать желаемое за действительное и поставить всех сомневающихся в правильности выбранного большевиками курса перед якобы свершившимся фактом. А сомневающихся было немало, и это ещё мягко сказано… Главной проблемой «проекта» была страшная узость круга подлинных коммунистов, а среди левых сил в целом не было единства мнений о путях строительства «светлого будущего». Многие помнили, что большевики начинали революцию в России, рассчитывая, что она послужит «запалом» для европейской, а затем и мировой социалистических революций. Действительность внесла свои коррективы. Основанием для надежд, оказавшихся несбыточными, послужило несколько вульгарное (в духе экономдетерминизма) понимание примата «базиса» перед «надстройкой». Полагали, что страна, в которой раньше и сильнее развились капиталистические отношения, больше готова к переходу к социализму, который де вызревает в её недрах. Оказалось, что это вовсе не означает готовности к социалистической революции. Условия готовности к революции указал Ленин: они есть в той стране, где острее всего противоречия между старыми порядками и назревшими новыми. А остроту противоречий правящие верхи оказались способны снимать, совершая частные (и нередко временные) уступки социальному прогрессу путём внедрения отдельных элементов социализма.

Только в России, где буржуазия в силу пресловутой «трусости» даже после крушения царизма не решила в достаточной мере стоящих перед социумом задач, сложилась ситуация, в которой организованная группа людей, выступающих за решительные социалистические преобразования, смогла взять власть. Народ (о свойствах которого было сказано в самом начале) за период империалистической войны в условиях демократии успел быстро, хотя и не сразу, разочароваться во всех политических группировках, кроме большевиков, которые действовали так уверенно и нахраписто, что создавалось впечатление: "ну, эти-то знают, что делают", понемногу перераставшее в решение: "ну, пусть попробуют, терять-то особо нечего...»

Остальные организованные группы людей, движимые иными идеями или интересами других классов, в разное время уходили из открытой политики, так или иначе потерпев поражение в политической борьбе с большевиками, у которых арсенал воздействия на несогласных был чрезвычайно широк: от дружеского совета поехать подлечиться в Италию до нескольких дивизий регулярной армии с конницей и артиллерией. Люди, готовые на сотрудничество с большевиками, вступали в партию, оставшуюся в конечном итоге единственной на политической арене. Далеко не все из них в полной (а некоторые - хоть в какой-то) степени разделяли коммунистические идеи. Работала старая российская культурная норма: приспособленчество.

Итак, очень небольшая для российских масштабов организованная группа людей берёт власть, устраняет или кристаллизует вокруг себя других политических активистов (многие из которых добровольно отказываются от своих идей, справедливо полагая, что иначе социум может увязнуть во внутриполитических дрязгах) и ведёт за собой пассивное большинство (которому предстоит не просто жить по принципу «кто не работает, тот не ест», а – сюрприз! - десятки лет работать на износ, живя очень скромно и отдавая значительную часть своего продукта в общественную копилку под разговоры о том, как хорошо благодаря этому заживут их дети).

Тут следует заметить, что когда оная копилка (включая растущие, как на дрожжах, средства производства) находится в полном распоряжении «верхов», то установление в социуме предлагаемых «верхами» новых культурных норм (весьма уязвимых и хрупких, надо сказать, прямо-таки интимных) сильно зависит от доверия «народа» к этим самым «верхам». {…}

торых х активистов ()руг себя в какой-то степени разделяли идеи коммульких дивизий регулярной армии с конницей и арт

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments