?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у maysuryan в Интервью человека с фотографии: "Донбасс – место, где людей не делили по национальному признаку"

Думается, многим запомнилась эта прошлогодняя фотография из Славянска: мужчина несёт на руках девочку в окровавленной одежде. Многие думали, что на фото запечатлён отец ребёнка. Но на самом деле это врач Михаил Георгиевич Коваленко. Вот отрывки из интервью, которое он дал в этом году.
"Мины, которые убили эту девочку, прилетели с Карачуна... Над городом господствует высота «Карачун». Единственная в наших краях гора. Там стояла украинская батарея, которая постоянно обстреливала город. Именно оттуда и стреляли. Да и по следам чётко видно, откуда прилетели снаряды. В Славянске ополченцы никогда по городу не стреляли, за это я могу поручиться."
"Это произошло на Троицу. Мы только вернулись с женой из церкви. В это время городской водопровод уже не функционировал. В частном секторе были скважины и туда все соседи ходили за водой. Ополченцы притащили туда генератор (электричества к тому времени тоже не было). Раздалось два взрыва. Стреляли по месту, где люди брали воду. Из-за угла выбежал ополченец, несущий на руках ребёнка. Кто-то крикнул: «Вон доктор!» Боец отдал девочку мне. От моего дома до больницы — 500 метров. Побежал туда. Положив её на операционный стол, понял, что ребёнок мёртв. У девочки были повреждения тазобедренного сустава, брюшной полости, головы. Потом, когда смотрел на эту фотографию, понял, что ребёнок был уже мёртв. Тогда, в горячке я этого не увидел."
"На Славянск на начальном этапе было 4 атаки. Было много пострадавших среди мирного населения. Были и раненые ополченцы. Привозили к нам и нацгвардейцев. Мы оказывали им помощь. Очень много было артиллерийских обстрелов жилых кварталов. Разбомбили и мой дом.
Очень страшно, когда слышишь звуки взрывов, когда оперируешь раненых, а у больницы взрывы такие, что здание вздрагивает. Военные как-то к этому готовятся. Они знают, как спрятаться, как себя вести вообще. Мы этого не знаем. В тридцати метрах от больницы у меня погибла старшая операционная сестра. Один дом разбомбили с самолёта. Я сейчас поселился недалеко от аэропорта. И только спустя полгода перестал дергаться, когда слышу звук самолёта."



"Мы не делили людей на тех и этих. Мы оперировали всех. Бывало, что на одной койке лежит ополченец, на соседней – нацгвардеец."
"— Почему вы решили уехать?
— Это личное. Лично в меня стреляли. Из пушек, из стрелкового оружия. Пожалуй, можно сформулировать так: украинское правительство сделало всё, чтобы убить лично меня. Они меня не убили потому, что я ловкий. Не потому, что они плохо старались – они хорошо старались – а потому, что мне повезло, я смог этого избежать. И жить в стране, где правительство лично в меня стреляло, я просто не могу."
"— Михаил Георгиевич, это Стрелков всех взбаламутил, или все-таки, народ сам поднялся?
— Стрелков появился в городе уже готовом к восстанию. Поэтому и «стрелковцы» почти все местные. Это было настоящее народное восстание. Поначалу люди вообще были с обрезами, охотничьими ружьями, несколько ещё немецких «шмайсеров», ППШ.… Почему люди взялись за оружие? Были массовые митинги. И после массовых митингов начали исчезать люди. Плюс все видели кадры из Корсунь-Шевченкова. Как жгли автобусы, избивали и убивали людей. Я до последнего к этому майдану относился скептически, с юмором, как и к прошлому, который был в 2004 году. Пока не началась настоящая бойня. Внезапно, как чёрт из коробочки выскочили «Правый сектор», «Тризуб» и т.д. Мы раньше о таких организациях и не слышали. Вот тогда я действительно испугался. Первый раз."
"Как вы оцените: мирный город, в котором находится ополчение из жителей города, правительство просто бомбит? Вместо того, чтобы разговаривать с жителями, прислать парламентёра? Почему этого не было сделано? Почему после этого начались артобстрелы города? А фосфорные бомбы? Я видел эти ожоги. Нам шестерых привозили с такими ожогами. Я всё это видел и готов под присягой подтвердить. Так Порошенко прислал хоть каких-то переговорщиков? Хотя бы спросить: «А вы что хотите?». Народ просто хотел чувствовать себя народом. С нами никто не стал говорить. И началась война."
"То, что происходит сейчас на Украине — это и есть фашизм. Поймите правильно. Донбасс – место, где людей не делили по национальному признаку. Где русский, украинец, татарин, армянин, еврей и узбек пьют коньяк за одним столом. Закусываем и рассуждаем о религии. Картина изумительная."
Полный текст интервью