?

Log in

No account? Create an account

September 13th, 2018

Водокачкину

Вот Вы говорите, что «методологии научного познания» якобы достаточно для материалистического мышления. В сочетании с Вашим отрицанием философии, получается: добросовестно занимайся наукой – и материализм у тебя в голове сам заведётся. Увы, нет. К чему относится «методология» вообще и что такое «научное познание»? Если разобраться в значениях употреблённых Вами слов, то в обоих случаях мы выйдем на понятие «деятельность». Методология имеет дело с деятельностью; и научное познание – это особый вид человеческой деятельности. Но деятельность – это хитрая и двоякая штука; при рассмотрении её в узких рамках (а рамки любой предметной области по определению ограничены) она даёт массу поводов и лазеек для идеализма. В самом деле, деятельность предполагает осознанное воздействие субъекта на окружающий мир в соответствии с предварительным планом/программой/проектом. То есть, получается, что в процессе деятельности в определённых пространственно-временных границах идея в некоторой степени определяет движение и состояние материи. Во всяком случае, для субъекта это так. Это создаёт большой соблазн для неоправданных обобщений и идеалистических проекций. Проецируя свои отношения с ограниченной, частично подвластной ему частью материи на всё мироустройство, человек с давних пор мысленно ищет субъекта, задающего движение всей материи – Творца, Программиста, Кузнеца, Гончара и т.д.
Более того, специфика научной деятельности (ведущаяся с позиций исследователя в рамках определённой темы) такова, что она даёт множество поводов для релятивистских спекуляций на теме «наблюдателя», вокруг которого строится неизбежно идеалистическая картина мира.
Хотя требования, предъявляемые к результатам научных экспериментов, например, по умолчанию предполагают существование объективного мира, по отношению к которому субъекты находятся в одинаковом положении. Это уже материалистический принцип, и он недёшево достался человечеству. Многие современные исследования с неизбежностью выходят на мировоззренческие/онтологические проблемы. «Эмпирическим познанием» может заниматься и шимпанзе: утоляя голод, обезьяна с осторожностью употребляет незнакомые ягоды; если не пропоносило – она ест вволю; остальные её собратья «обезьянничают», перенимая полезный опыт. Обезьяне, как и Вам, не нужна философия, потому что она не занимается научной деятельностью. Она осуществляет жизнедеятельность, это процесс естественный, и происходящее в ходе него эмпирическое познание строится «от частного к общему». Но современное познание слишком часто идёт от концепции, от общей идеи, чтобы пренебрегать онтологическими основаниями. «У кого нет идей – тот не видит и фактов», помните? Любая, в том числе научная деятельность, начинается с идеи, имеет искусственный характер, а значит, должна строиться зеркальным образом: от самых общих, онтологических оснований. И это с самого основания должна быть осознанная и последовательно материалистическая идея, не оставляющая лазеек идеализму. Вы же хотите вернуть познание на уровень шимпанзе.

Марксизм развился как часть общего научного материалистического мышления, рост которого в Европе обусловила промышленная революция XIX века. Почему же именно марксизм взял на себя труд сформулировать общие для всего научного познания философские основания? Ответ очевиден. Потому что естественные науки долгое время имели дело если не с очевидными, то с легко проверяемыми фактами. Их предмет был достаточно осязаем, чтобы его можно было изучать эмпирическим путём. Предмет же  общественных наук, с которыми имел дело марксизм, таков, что результатов практической проверки большинства социальных теорий за одну жизнь не дождёшься. Поэтому было уделено такое внимание теоретической проработке ab ovo, включая философские основания. Однако, философия – это универсальная область познания, где формулируются предельные обобщения, и онтология диамата имеет общенаучный характер. А его главный гносеологический принцип, сформулированный ненавистным Вам Лениным: «приближаться к объективной истине, никогда не исчерпывая её до конца» - исчерпывающе ёмко отражает путь научного познания. Что смог противопоставить этой красивой формуле, учитывающей способность разумного существа к развитию, жалкий позитивизм, этот претендующий на научное первородство Каин? Что? Убогий попперовский «метод проб и ошибок», в котором учёный прямо приравнивается к амёбе, то есть представляет собой такого необучаемого и неспособного к развитию дебила, по сравнению с которым даже шимпанзе – светоч разума?
Ленин много накосячил, но вот тут он молодец, согласитесь.
В любом случае, Ваша убеждённость в ненужности философии, в том числе материалистической (как "охранитель" записывает любое протестное движение в "оранжевые революции") – это Ваша личная проблема.