?

Log in

No account? Create an account

November 23rd, 2017

В ходе марксистских разборок и поисков ответа на вопрос, предметом изучения какой сферы познания всё-таки являются так называемые «производственные отношения», мои оппоненты неоднократно приравнивали их к «движению результатов труда» или чему-то в этом роде. Порочность такого отождествления – следствие изъяна «классического» марксизма, отрицающего этику как якобы неполноценную предметную область и относящего её вместе со всей прочей «культурой-мультурой» куда-то к «балету и керамике», как чему-то глубоко вторичному по отношению к их якобысуперматериалистичному «политэкономиксу». Чтобы свести концы с концами, товарищам марксистам-начётчикам нужно во что бы то ни стало заполнить пустоту, зияющую за словами «действительные/реальные отношения» - отражением коих, по их канону, являются юридические законы, регулирующие экономическую жизнь социума. Они понимают, что юриспруденция как предметная область вторична, но по отношению к чему? Им нужно непременно увернуться от признания простой истины, что юридические законы – это определённые этические нормы, кодифицированные и подкреплённые силой государства. Этику как предмет они в упор не хотят видеть, на костёр пойдут, но не признают её существования, потому как их непорочный мессия когда-то ляпнул, что мораль-де не имеет своей истории – и всё, с тех пор этика для товарищей тру-марксистов «некошерна». В самом деле, на кой ляд нужен предмет, изучающий то, что не имеет своей истории?
А потому в конвульсивых попытках нащупать «действительные отношения людей», определение которых при этом лежало бы вне предметной области этики, они совершают такой вот методологический вандализм – приравнивают «отношения» и «движение». На моё замечание, что это логически неправильно, так как при этом нарушается модальность определяемого, они не реагируют, потому что не понимают, в чём, собственно, ошибка.

Если оппонент тупит, можно прибегнуть к аналогии – исключительно в качестве пояснения основного высказывания. Итак, почему отношения – это не движения? Обратимся к иной, более наглядной сфере. Если про мужчину и женщину говорят, что у них «отношения», это значит, что они время от времени е… то есть, совершают определённые телодвижения вместе. При этом в «отношениях» данные люди состоят не только в момент сношения (совершения телодвижений). То есть, «отношения» - явление более длительное во времени, чем «сношения». Мало того, они могут продолжать состоять в «отношениях» друг с другом, даже совершая время от времени указанные телодвижения с другими людьми. Отношения между данными партнёрами будут считаться оконченными только с того момента, когда они так или иначе обоюдно признают их окончившимися. Кроме того, они могут считать себя состоящими в "отношениях", ещё не совершив ни одного сношения друг с другом.
Нелишне будет заметить, что указанные «отношения» относятся к сфере психологии, а упомянутые «движения» - скорее, физиологии.
Насколько глубоко ошибаются горе-марксисты, приравнивающие отношения к телодвижениям, я уже объяснять не буду.
(Тем более, что это отождествление меркнет перед простым перечислением того, с чем им случалось отождествлять, например, труд - со стоимостью, с капиталом, с насилием... с насилием, Карл!)

Движения могут быть «проявлением отношений», а сложившиеся отношения – последствием удачно совершённых телодвижений… но в любом случае, отношения и движение - это разные вещи, явления с разной модальностью.

Или вот ещё в одном из споров промелькнуло сравнение экономических отношений  с рекой – де, пофиг берега, это де условность, главное – течение воды… Опять-таки, отрыв от реальности. Да, берега формируются течением. Это верно, но слишком общо. Сколько не изучай свойства воды, не замеряй водосток и т.п. – а не изучив объективных свойств почвы по всему предполагаемому руслу, ты не сможешь объяснить, почему река течёт именно так… а уж тем более – предсказать, как она потечёт.