?

Log in

No account? Create an account

December 4th, 2015

Оригинал взят у davidaidelman в Достоевский, турецкий вопрос: ЦИНИКИ И ИДЕАЛИСТЫ
Цинизм и циничный подход кажется иногда в политике верхом политического мастерства. Но достаточно часто история, как упрямая корова, не дает циникам молока, позволяя им глубокомысленно доить быков. Нельзя спасать и искусственно поддерживать монстров, даже если это "наша сволочь", даже если за этим лежит геополтитическая стратегия и пр.

Нынешнее обсуждение турецкого кризиса застало меня за чтением «Дневника писателя» Достоевского. Реагируя в 1876 году на тогдашний кризис российско-турецких отношений, отвечая тогдашней либеральной оппозиционной печать России, которая и тогда призывала утереться, проглотить обиду, исходить не из державной гордыни, а из цинично понятых интересов, Достоевский удивлялся: «Когда наш русский идеалист, заведомый идеалист, знающий, что все его и считают лишь за идеалиста, так сказать, «патентованным» проповедником «прекрасного и высокого», вдруг по какому-нибудь случаю увидит необходимость подать или заявить свое мнение в каком-нибудь деле (но уже «настоящем» деле, практическом, текущем, а не то что там в какой-нибудь поэзии, в деле уже важном и серьезном, так сказать, в гражданском почти деле), и заявить не как-нибудь, не мимоходом, а с тем, чтоб высказать решающее и судящее слово, и с тем, чтоб непременно иметь влияние, — то вдруг обращается весь, каким-то чудом, не только в завзятого реалиста и прозаика, но даже в циника. Мало того: цинизмом-то, прозой-то этой он, главное, и гордится. Подает мнение и сам чуть не щелкает себе языком. Идеалы побоку, идеалы вздор, поэзия, стишки; на место них одна «реальная правда», но вместо реальной правды всегда пересолит до цинизма. В цинизме-то и ищет ее, в цинизме-то и предполагает ее».

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ