May 4th, 2015

Iamsoshy

жесть...

Логично возникающий вопрос: а какое место в этой системе занимает Российская Федерация? Рискну на него ответить сам: Россия - это такая разочарованная Польша, шлюха с амбициями, на которой pimp так и не женился и которая теперь, спустив на подонка большую часть имущества, безуспешно пытается найти на него управу... "Полиция, полиция!!!" Раньше надо было думать, видела же, кому дочерей продавала, сука...


Оригинал взят у maxim71maxim71 в Структура борделя
Оригинал взят у andrey_cruz в PIMP DEM BITCHEZ DAWG, FILL ME?
pimp

Вчера как-то осенило, что вообще все, что происходит в "цивыилизованном мире" сейчас, происходит по правилам разумного сутенерства. Кто сутенер - тут понятно, вон он на фоте. А вот что у него за контингент?

1. Франция, Италия - дорогой эскорт. Работают на дому, встречаются с сутенером в кафе за каппучино. С клиента получают сами, пимпу отдают долю чиста за защиту. От кого - непонятно, но на всякий случай. Они их не пиздит, но может намекнуть что все в мире переменчиво. Ну или леща слегонца вывешивает.

2. Германия - семейная дама, подрабатывающая на панели. Пимп сам толком не знает как себя с ней вести, но долю с нее берет, больше демонстрируя себя даже не как защитника, а некоего "менеджера по поиску партнеров". При этом дама своего статуса малость стесняется, но в общем к нему привыкла.

3. Британия - дальняя родственница, на панель не ходит. Стирает для сутенера, бегает ему за пивом, гордится родством и ощущает себя выше других из-за этого. Время от времени он посылает ее на новый угол повыебываться и сам издалека смотрит дадут ей песды или нет. Если нет, то занимает угол.

4. Нидерланды, Бельгия и прочий Ебенелюкс - пидоры и трансы. Не уличные, работают по барам. Пиздить их даже не надо, они ссыкливые и бабки отдают честно, до копейки. Иногда сами берут в голову чтобы пимп был добрый и довольный.

5. Скандинавия - дебильные малолетки на хате. Сдают самым извращенцам, все больше заезжим из Африки и арабам.

6. Испания, Португалия - просто уличные. бабки берут сами, большую часть несут сутенеру. Он их иногда поебывает дабы показать что заботится.

7. Венгрии, Румынии и прочие Болгарии - нелегалки в деревенском стриптизе. Привезли в контейнере, пообещав устроить на работу балеринами и секретаршами, Вместо этого голыми пляшут на сцене как умеют. За попытку выйти за дверь пимп пиздит ножкой от стола без всякой жалости. Бабки берет за них с клиента сам, их сам же кормит и одевает. Предупредил, что если попытаются сдернуть - завалит нах.

8. Польша. Такая же нелегалка, но вдохновенная, полна романтики. Надеется на то, что если будет стараться, то пимп ее полюбит и они поженятся. Стучит на других блядей, пытается командовать, хоть и посылаема, почему-то считает себя в борделе старшей. Денег ей так же в руки не дают, но пиздят чуть меньше.

9. Прибалтика - "плечевые", lot lizards. Пимп обещает защищать и даже иногда проезжает в конце "плеча" на своем эскалэйде, врубив рэп на полную. По факту считает расходным материалом и что там водилы с ними сделают, ему пох. Но деньги с клиентов берет сам.

10. Украина. Когда-то была молодой и красивой. Сейчас еще молодая, но выглядит... Crack fiend, то есть сидит на дозе тяжелого. Работает на улице, пимп ее даже не кормит. Дает дозу когда совсем крючит. Одевается и жрет с помойки. Истаскалась, клиентов мало и денег еще меньше. Думал продать на органы, но органы сторчанные, нах никому не нужны. Вырвал ей зубы потому что кто-то сказал что так минет мягше. Не грохнул и не спустил в помойку только потому, что можно подставить вместо себя с дурью или левым стволом, за дозу она и этому будет рада.

Iamsoshy

о понятии "труд"

По итогам небольшого праздничного «срача» у Сахонько по теме «труд» вот что хотелось бы сказать.
«Труд» - ключевое понятие для коммунистов (они же – «марксисты-ленинцы»), именно по отношению к труду мы отделяем «своих» от «чужих». При всей запутанности вопроса, что можно считать трудом, а что нельзя, тут есть границы, которых абсолютно точно переходить нельзя, и Евгений Борисович нам в очередной раз, со свойственными ему смелостью и упорством, продемонстрировал, как именно делать не нужно.

Когда Сахонько растягивает рамки понятия «труд», включая в него и то, для чего в культуре существует понятие «потребление», он не только отвергает аксиологию марксизма, но и неоправданно нарушает предметные рамки марксистской политэкономии.
(К слову сказать, примечание для «горе-марксистов»-«экономистов» и тех, кто с ними борется, типа Шарпера - марксистская политэкономия, являясь критическим осмыслением политэкономии буржуазной, это дисциплина, изначально ориентированная на отрицание собственного исходного предмета вместе с объектом изучения: капиталистическими отношениями. Забыв об этом, можно наломать самых разнообразных дров. Что, собственно, и случилось с Сахонько, с одной стороны, и с Шарпером, с другой.)

Оправдывая свой методологический вандализм необходимостью полного учёта стоимости воспроизводства рабочей силы как одной из производительных сил, в том числе учёта культурной, "нематериальной" составляющей этого воспроизводства (что само по себе не вызывает возражений), Сахонько без всякого соблюдения правил логики включает сюда «потребленческий труд», приравнивая его к труду учителя или врача - на том основании, что эта деятельность тоже непроизводственная. Этой выходкой он напоминает путинского чиновника, который под предлогом необходимости повышения заплаты учителям и врачам начисляет себе, любимому, прибавку, равную нескольким учительским зарплатам, оправдываясь тем, что он «тоже бюджетник». Понимает ли сам Сахонько, что, вводя абсурдное понятие «потребленческий труд», бросается в объятья буржуазии? Боюсь, что понимает.

Так вот, при рассмотрении «разделения труда» в центре внимания марксистской политэкономии находятся отношения обмена/распределения материальных (и иных) благ (в скобочках курсивом – вполне допустимая для марксизма подвижка рамок рассмотрения). В той мере, в какой это необходимо марксизму в данном вопросе, он рассматривает и производство. Но граница интересов политэкономии здесь проходит по акту распределения (обмена) продуктов (услуг). Физические и физиологические процессы донесения ложки до рта индивидуального потребителя силами самого потребителя, а также целенаправленная орудийная деятельность с использованием клизмы или страпона для удовлетворения его прочих человеческих потребностей находятся за рамками марксистской политэкономии.

Более того, если представить себе работягу-робинзона – но только без сундуков и посылок, выбрасываемых на берег прибойной волной – даже если этот воображаемый индивидуальный труженик в вакууме, работающий исключительно на себя одного и никак не обменивающийся продуктами труда с обществом, и трудится, то его труд не является предметом рассмотрения марксистской политэкономии. Он не нужен марксизму, равно как и ему не нужен марксизм – до тех пор, пока он не вступит в соприкосновение с социумом.

Определение понятия «труд» я не возьмусь дать, я не настолько силён в политэкономии. К тому же, данный вопрос осложнён уже упомянутым различием между марксистской политэкономией и буржуазной. Но я могу сказать, что именно трудом не является, с точки зрения любой политэкономии.

Нельзя называть трудом любые усилия индивидуумов по перераспределению благ и услуг в свою пользу без компенсации желаемых от общества благ иными востребованными обществом благами. (И даже в сопровождении компенсации, то есть при обмене, собственно само "качание прав" в свою пользу трудом не является.)

Нельзя называть трудом индивидуальные усилия по непосредственному удовлетворению личных потребностей.

Примечание: развитие этой темы затрагивает вопросы коммунистической морали/этики, которая, вопреки мнению некоторых (и что бы там не писали классики), существует. Но это я откладываю на потом, и так слишком много букв.