?

Log in

No account? Create an account

May 24th, 2014

Многие уже высказались на эту тему, и я в том числе. Кто-то пытается описать признаки фашизма, кто-то указывает на психологические основания, некоторые просто мутят воду, иные цитируют слова Г. Димитрова и считают вопрос решённым…
На данный момент я встретил в ЖЖ лишь две статьи, созвучные моему определению, на котором я настаиваю (хотя и не претендую на авторские права), поскольку именно данная формулировка  отражает, по-моему, наиболее рабочую/продуктивную мыслительную схему.

Чтобы дать определение какому-то понятию, нужно выделить и чётко ограничить его объективное содержание, стараясь не допустить его совпадения с другими понятиями в нужном для нас контексте. Обозначая понятием какое-то явление, мы должны постараться обозначить его сущностную сторону, главные признаки, на основании которых можно логически вывести второстепенные.

Собственно «фашизм» - это этическая система.
(Это ключевая «проекция» рассматриваемого явления, именно с данного ракурса лучше всего видна вся его суть.)
Очень часто словом «фашизм» обозначают политическое движение («фашизм поднимает голову») или политический режим («годы фашизма»). Во избежание путаницы данное словоупотребление следует рассматривать как редукцию терминов «фашистское движение» (политическое движение, объединённое идеологией, основанной на данной этической системе) и «фашистский режим» (режим, основанный на данной этической системе).

Фашизм как этическая система основан на признании превосходства некоторого множества людей над другими на основании определённого сакрализованного признака.

Признаки эти могут быть разными, их может быть больше одного, и соответственно, фашистские политические движения могут брать на вооружение формально различные идеологии, но «система мысли» у них остаётся сходной, и её проявления (в том числе, политическая практика) часто схожи.
Поэтому с точки зрения культурной традиции, «фашизм» - годное, вполне рабочее, обобщающее название для всех видов подобных идеологий (включая нацистскую), политических течений и результирующих режимов.
Ещё раз: нацизм – это разновидность фашизма, как бы не пытались замутить и заболтать эту простую истину нацистские пропагандисты. Мы знаем, что такое фашизм, и пусть нас не пытаются убедить в обратном; мы, коммунисты, слишком хорошо знаем, что это такое…
В роли сакрализованного признака, по которому фашисты делят людей на два (или более) неравноправных сорта, может выступать принадлежность к определённому этносу, правильной вере или идеологии, социальное происхождение  –  а в некоторых случаях (итальяно-российский вариант) даже просто степень близости к государственной власти, как объекту сакрализации. Отличительный признак может не всегда открыто декларироваться, но в любом случае фашистская субкультура будет им пронизана: "Если ты такой умный, то где же твои деньги?"


Сакрализация, некритическое восприятие некой центральной идеологемы неразрывно связано с тем, что в основание идеологии любой разновидности фашизма – при возможном внешнем наукообразии – всегда кладётся философский идеализм.
Исторически фашизм как политическое движение зародился в 20-х годах XX века как реакция мирового капитализма на кризис идеи буржуазной нации, проявившийся в ходе I мировой войны, и на возникновение Советского Союза. Любая фашистская идеология – не более чем идеологическая заморочка, призванная отвлечь внимание трудящихся от коммунистической идеи, указывающей человечеству единственный и естественный путь к социальному прогрессу. Фашизм – это логическая антитеза коммунизму: «Человек человеку – друг, товарищ и брат!» vs «Не брат ты мне, гнида черножопая!»

Любое современное фашистское учение – это идеологическое оформление того же принципа, по которому люди жили веками. (Хотя исторически – в отличие от крепостничества, например - фашизм, как уже было сказано, начинается с утверждения идеи коммунизма как цивилизационной альтернативы эксплуататорскому обществу.) По сути своей (которая становится очевидна при сопоставлении с коммунистической логической антитезой) фашизм - не более чем идеология стаи, бандитская мораль, служащая оправданию эксплуатации одних людей другими. И в этом – главная составляющая его реакционности. И в этом же – причина его популярности у мальчиков-подростков и объяснение его «глубоких социально-психологических корней», на которые считают нужным указать некоторые исследователи. Не мудрено: звериное в человеке укоренено как нельзя глубже…

Напоследок о «классическом определении» Г. Димитрова.
«Фашизм  — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов».

Здесь всё верно… за исключением того, что «фашизм» – это не «власть», «фашизм» – это не всегда «открытая террористическая диктатура» и не всегда «шовинизм». Димитров, на мой взгляд, не дал определения собственно фашизма, хотя он верно описал его политические проявления и классовый характер этого явления, а также указал на его несколько искусственную природу и инструментальный характер (это не противоречит сказанному выше: горение угля – естественный процесс, но разжигается мехами искусственно).

Фашизм - это этическая система, основанная на признании превосходства некоторого множества людей над другими на основании определённого сакрализованного признака. В этом качестве он и используется международным империалистическим финансовым капиталом для разделения людей на враждующие группировки и превращения то одной, то другой из них в очередных «мальчиков для битья» (хотя сами себе они могут воображать, что с оным международным империализмом борются).