?

Log in

No account? Create an account

February 6th, 2013

"Еврейского противника можно правильно распознать лишь с духовной стороны". (В.Квачков)


Вор должен сидеть в тюрьме... А дурак?  А провокатор?

черновик по диамату

Попробую использовать свободный от академичности жанр поста для того, чтобы высказаться о диамате «начерно». Попутно приглашаю моих многоумных френдов угощать меня «волшебными пенделями» на эту тему – напоминать об упущенных важных моментах, задавать вопросы и т.п. Иначе, боюсь, я не только не закончу высказывание, но даже и не начну. Во многом оно будет состоять из повторов того, что я написал раньше в дискуссиях или по другому поводу. Отличие лишь в том, что теперь я буду обсуждать исключительно диалектический материализм. Пост этот будет удлиняться посредством апдейтов и висеть последним, пока я не сочту черновое высказывание законченным. Потом при необходимости из него можно будет сделать «чистовик».

Итак. Как грится, забудьте всё, чему вас учили в школе…

Что такое диалектический материализм? Это такая философия (философское учение). Нужно сразу заметить, что не бывает «философов вообще», философов без мировоззрения. Философия – самая партийная из форм познания. Философ, не принадлежащий к какому-то определённому лагерю и не развивающий собственного, более-менее целостного и непротиворечивого, учения – это, в лучшем случае, историк философии. В худшем – это бесполезный болтун (который может пригодиться разве что ворам для отвлечения внимания будущих «терпил»).

В философском учении следует особо выделить онтологию, аксиологию, гносеологию и сопряжённую с ней методологию.

Онтология – это предельно обобщённое словесное описание мира.

Онтология диалектического материализма гласит:

Существует только материя.

Материя существует в движении.

Пространство и время – свойства (атрибуты) движущейся материи.

Материя существует в многообразии постоянно взаимодействующих частей.

Материи присуще фундаментальное свойство «отражения» - способность каждой её части отражать «определённость» других частей.

На этом свойстве основан ряд иных свойств движущейся материи, проявляющихся в виде всеобщих закономерностей. Известно три таких свойства:

а) единство и борьба (взаимопроникновение) противоположностей;

б) переход количественных изменений в качественные;

в) «отрицание отрицания».

Вот как-то так она гласит… Ничего я не упустил? Тогда с этого места начинается гносеология.

Хотя с этого же места или даже чуть раньше начинается аксиология – та часть философии, в которой обсуждаются ценности и приоритеты учения (в частности, развитие – одно из ключевых понятий диамата, которое я умудрился не упомянуть в онтологии; можно сказать, вырвал оттуда с мясом). А при обсуждении гносеологии всё время будет возникать соблазн поговорить о методологии. Потому что в философии диалектического материализма всё это взаимоувязано, как опоры Эйфелевой башни, и если онтологию ещё можно путём некоторого насилия выделить и представить в качестве опорной площадки, то изложение остальных частей с неизбежностью плавно перетекает из одной в другую. Всё зависит от того, с какой стороны начинать рассмотрение.

К числу аксиологических понятий – приоритетов и ценностей диамата – следует отнести развитие (разновидность движения), познание, научность и некоторые другие. Но поскольку, заговорив о них, мы, по сути дела, вновь оказываемся в сфере гносеологии, продолжим разговор о ней.

К числу свойств высокоорганизованной (особым и сложным образом упорядоченной) материи относится сознание – способность высокоорганизованных материальных форм к сложному, многократно опосредованному отражению. Высшим из известных проявлений сознания является мышление – отражение форм материи, её свойств, взаимосвязей и закономерностей в отвлечённых концептах, организованных в различные мыслительные схемы. Мыслительные схемы излагаются субъектом в знаковой форме (например, в виде устных высказываний или письменных текстов) для передачи другим мыслящим существам с целью обсуждения и координации общественной практики. Восприятие мира субъективно. Никакая мыслительная схема не может отразить свойств обсуждаемого объекта полностью, но она способна отразить отдельные, существенные для данного конкретного случая свойства и взаимосвязи. Окончательным критерием «правильности» мышления служит общественная практика.

Таким образом, диалектический материализм признаёт за мыслящим субъектом способность к частичному отражению «объективной истины» (действительного устройства мира), а также возможность уточнять продукт отражения, приближая его к объективной истине, в ходе содержательного рассуждения/обсуждения, подчинённого определённым нормам.

Суть гносеологии диалектического материализма лучше всего выражена В.И.Лениным в работе «Материализм и эмпириокритицизм»:

«Материалистическая диалектика Маркса и Энгельса безусловно включает в себя релятивизм, но не сводится к нему, т.е. признает относительность всех наших знаний не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности пределов приближения наших знаний к этой истине».

"Единственный вывод из того, разделяемого марксистами, мнения, что теория Маркса есть объективная истина, состоит в следующем: идя по пути марксовой теории, мы будем приближаться к объективной истине все больше и больше (никогда не исчерпывая ее); идя же по всякому другому пути, мы не можем придти ни к чему, кроме путаницы и лжи".

Может ли философия, включающая в себя релятивизм, быть догматичной? Очевидно, может, но только в том случае, если она возводит релятивизм в догму – чего как раз о философии диалектического материализма сказать нельзя. Подлинный диамат не имеет ничего общего с догматизмом. Хотелось бы обратить особое внимание на слова, которые Ленин выделил курсивом дважды: «по пути». Он чётко и недвусмысленно определяет философию марксизма - диалектический материализм - как «философию пути», пути бесконечного познания, бесконечного уточнения мыслительных схем, используемых в практической деятельности.

       Напоследок пару слов о методологии. Могу лишь повторить то, что написал осенью.
            В логическом рассуждении мы чаще всего выделяем из бесчисленного множества свойств и взаимосвязей объекта какое-то одно, представляющееся для нас наиболее значимым, иногда два, выбирая тем самым некий аспект рассмотрения, проекцию, предметную область.


Очевидно, что мы не должны при этом забывать о наличии у нашего объекта бесчисленного множества иных свойств, которые даже в выбранном нами аспекте/контексте могут оказаться более значимыми, чем данные, особенно для оценки дальнейшего изменения объекта. Но это лишь первая возможность ошибиться.
Есть и другая, не столь явная. Рассуждая логически, мы оперируем понятиями – специальными вербальными знаками, которыми мы обозначаем объекты, группы объектов или их части, отдельные свойства и т.д. Знаки-понятия мы, как правило, берём из культуры. Но порой, даже чётко определив изначально рамки того куска действительности, который мы обозначили понятием, мы можем незаметно для себя «сползти», например, на другое значение того же понятия, рамки которого охватывают уже другую часть мира: более узкую, широкую или просто пересекающуюся с первой. Происходит, по сути, подмена понятия (при том, что лексема остаётся прежней). Чтобы избежать этого, приходится, начиная спор, оговаривать значение едва ли не каждого слова. Если у слова, которым вы воспользовались, исторически сложилось несколько значений, для целей логического суждения следует выбрать одно и отказаться от других.
Границы каждого понятия с самого начала должны чётко очерчиваться и не должны меняться до конца логического рассуждения.
Наконец, после того, как мы определились с понятиями, постулируемый тезис должен иметь объективное содержание, то есть подтверждаться имеющимся на данный момент опытом. Только тогда можно считать, что мы более-менее надёжно заложили первый кирпичик – всего лишь первую посылку одного-единственного силлогизма! Но если и при формулировке второй посылки все необходимые условия соблюдены, тогда есть основания надеяться, что и вывод будет правильным. То есть, правильно построенное логическое высказывание позволяет обозначить действительную причинно-следственную связь. Окончательной проверкой истинности вывода из всей логической цепочки станет, конечно, практика.