?

Log in

No account? Create an account

November 28th, 2011

Блин, понабрал в френд-ленту «нациков» - естественно, хоть в какой-то степени разделяющих идеи социализма. Страдаю через это… К наблюдаемым мной регулярным наскокам blanqi на марксизм добавился перепост М.Ахтямова из Кара-Мурзы и, в тот же день, ещё вот это:
http://tambovsky-wolk.livejournal.com/600814.html

…Короче: оказывается, в том, что советский эксперимент провалился, виноват западный марксизм, а если бы не он, то стихийный «русский крестьянский коммунизм» (который, как признаёт К-М, даже не мог выразить себя в словесной форме) всё сделал бы как надо.

Но если «исконный/посконный русский коммунизм» при наличии письменности никак не зафиксировал себя в культуре, то как можно говорить о его наличии? Или опять имеется в виду пресловутая «общинность»?

 

Как любил говорить мой армейский начальник майор Мозговой: «Що вы, батьку, пиздэтЭ?» Перестаньте лгать! Не было в России никакого стихийного крестьянского коммунизма. Все эти враки про исконную «общинность и соборность» русского народа – не более чем мифы, бытовавшие в верхних слоях общества, которые большую часть времени были страшно далеки от народа, а при встрече с ним всякий раз не менее страшно разочаровывались, впадали в меланхолию или начинали дико стебаться. В общем, испытывали КД и разрыв шаблона. Но до этого успели понаписать для вашего употребления кучу сказок об «общинности», к которой рюс мюжик якобы склонен от природы.

Брехня! И сейчас, и тогда – вдумайтесь, прислушайтесь к себе и убедитесь, что я не вру – всегда русский мужик был редкостным индивидуалистом, готовым при первой же возможности послать на хуй любую требующую альтруистического усилия общественно полезную инициативу, если только она не подкреплялась начальственным кнутом.

Община была, да – но она поддерживалась помещиками и существовала как административно-хозяйственная единица боярско-дворянского управления. «Высшее сословие», изначально состоявшее из пришлых завоевателей, до самого конца ощущало себя на этой земле оккупантами и к местным жителям относилось соответственно. Что делали фашисты, захватив какую-нибудь деревню? Они первым делом назначали старосту и определяли величину «оброка», которую тот должен взимать с «мира». Он же должен был поставлять работников на «барщину». Как там местные аборигены разбирались между собой, кому в этот раз идти – оккупантов не интересовало. Я нарочно употребляю вековые термины помещичьего администрирования - суть действия не меняется. Вот вам и вся «община». «Соборность» же, судя по этимологии термина – церковная мифологема. Нужно ли доказывать, что церковь всегда защищала интересы правящего класса?

Утверждать, что русский крестьянин тяготел к общине – всё равно что говорить о природной склонности русских спать на полатях вдевятером и ходить на двор зимой в одной паре валенок всемером. Это называется: нужда.

Русские мужики с удовольствием уходили из общины на заработки, а если сильно припекало – бежали на Дон, на Кавказ, на Урал, в Сибирь, к чёрту на рога, лишь бы от «мира» подальше.

 

Так что не надо выдумывать альтернативной истории, какого-то мифического исконно русского коммунизма. В светлое будущее, в частности, в колхозы русских крестьян приходилось загонять палкой. Именно русских – а немцы и чехи, например, поселившиеся в Саратовском Левобережье, легко организовались и создали образцовые колхозы. А татары вон до сих пор даже в городских условиях сохранили элементы общинного ведения хозяйства. Выходит, они куда больше коммунисты, чем русские. Для русских же коммунизм – такой же свой, как картофель. Полезное растение, слов нет, и нас, коммунистов, сторонников всяческого прогресса, конечно, очень радует, что оно прижилось, но его ведь пришлось заталкивать высокодуховному русскому крестьянству чуть ли не через задницу.

 

Если бы не марксизм, ничего бы не смог сделать из России вольный русский крестьянин, кроме рыхлой мелкобуржуазной земледельческой страны, стремительно распадающейся на части. Другое дело, что марксизм, к сожалению, был здесь мало кем понят. К тому же, после 1917 года в марксисты подались такие «русские интеллигенты», которые до того ничего, кроме Талмуда и Торы, не читали. Но они, в отличие от 70% населения страны, хотя бы умели читать (а уж как они умели считать!) – и потому именно они быстро заполнили опустевшее место «элиты». Отчасти поэтому в большинстве интерпретаций марксизм превратился в этакий «мраксизм», талмудистское схоластическое учение, бесполезное для нужд строительства коммунизма и часто даже вредное. Но об этом в другой раз. If any