?

Log in

No account? Create an account

January 16th, 2011

А судьи кто?


Читая комменты у Коммари, второй раз в жизни повстречался с утверждением: у каждого антисемита обязательно «есть несколько хороших друзей-евреев». Одна из оппоненток Коммари высказала. Первый раз я вычитал этот тезис у журналиста Кашина, когда знакомился с его творчеством. У того было ещё жёстче: фраза «у меня есть друзья-евреи» объявлялась признаком антисемитизма. Собственно, оба варианта – две стороны одной медали.

Есть основания считать этот «критерий» плодом сионофашистского сознания. Этакая пропагандистская дубинка, вышибающая у оппонента его аргумент: «Я не против евреев! У меня есть друзья-евреи!» - «А всё равно ты – антисемитская морда! Ты же их идентифицируешь как евреев? Стало быть, ты – антисемит!»

Проверка этого критерия на «вшивость» осуществляется подстановкой в него других национальностей. Вслушиваемся во фразы: «у меня есть несколько хороших друзей-немцев…», «у меня есть друг-армянин…», «один мой друг, татарин…», «у меня есть друзья среди греков…», «у меня есть друзья-казахи…» Да, идентификация национальности присутствует, но есть ли основания говорить о наличии в них чего-то антинемецкого, антиармянского, антитатарского и т.п.? Вздор, правда?

Значит, сочинивший этот «критерий» исходил из мысли, что евреи – не такая нация, как остальные, и требует к себе особого отношения. Стало быть, он - сионофашист. А «критерий» этот – один из многочисленных штампов сионофашистской пропаганды.