?

Log in

No account? Create an account

October 2nd, 2009

Homo verus (Часть V)


На заре цивилизации руководящую и направляющую роль в жизни племени играли «брахманы», т.е. шаманы и старейшины. Чтобы понять, как и почему они эту роль утратили, мы должны копнуть ещё глубже, начать с того времени, когда древние люди ещё занимались собирательством. Для сего я обращусь к книге Вадима Михайлина «Тропа звериных слов»; это довольно толстый сборник статей на разные темы, объединённых между собой одной схемой, которая позволяет объяснить удивительно много в истории человечества.

«…американский антрополог Оуэн Лавджой, рассуждая о причинах, породивших человеческое прямохождение, высказал гипотезу о цепи факторов, собственно и породивших человека как биологический вид. Одним из этих факторов, имеющим определяющее значение, он счёл изменение в способе воспроизводства, позволившее антропоидам резко повысить численность популяции при одновременном наращивании выигрышных стратегий выживания. …Крупный мозг, …требует, во-первых, длительного внутриутробного созревания плода, а во-вторых, ещё более длительного периода «детства», необходимого для усвоения соответствующих навыков, уже накопленных группой к моменту рождения детёныша. В результате период от рождения одного детёныша до рождения другого затягивается на долгие годы, поскольку самка просто не может «позволить себе второго», пока «не поставит на ноги первого».

С точки зрения Оуэна Лавджоя, гоминиды решили эту проблему изящно и просто. Они придумали «детский садик». …две-три взрослые самки при помощи нескольких неполовозрелых «девочек» могут обеспечить относительную безопасность и ухоженность детёнышей всей стаи. При этом большая часть взрослых самок не отходит далеко от «гнездовой зоны». Самцы же проходят эту зону, ничего не потребляя, но зато, не будучи отныне скованы детёнышами и самками, могут существенно расширить внешние границы «своей» территории. Данная стратегия развязывает руки большинству стаи, которая отныне может позволить себе вырабатывать совершенно иные способы «потребления территории». А кроме того, таким образом снимается «ограничитель рождаемости»: человек, как известно, едва ли не единственный биологический вид, который совокупляется и размножается вне прямой зависимости от каких бы то ни было сезонных, периодических и других природных факторов.

…Лавджой сравнивает между собой две территориальные матрицы, связанные с половозрастной дифференциацией пищевых территорий предполагаемых антропоидов. На первой, соответствующей ранним стадиям развития прямохождения (…), пищевые зоны самок и самцов фактически совпадают. На второй, условно «финальной», «собственно человеческой» выделены три чётко различные зоны: 1) центральная, соответствующая территории совместного проживания всей группы, зона «детского сада», она же – в дальнейшем – зона накопления запасов пищи и проч.; 2) серединная, соответствующая «женской» пищевой территории, и 3) окраинная, пищевая территория самцов. Поскольку Лавджоя интересовала почти исключительно проблема происхождения бипедии, он фактически обошёл вниманием исключительную, архетипическую, на мой взгляд, социокультурную значимость выведенной им «окончательной» схемы для всей дальнейшей истории человечества», - пишет Михайлин.

В.Михайлин смотрит через эту территориально-поло-возрастную схему, как через призму, на дальнейшую историю – и видит то, чего не замечали другие: причинно-следственную связь событий. А логикой он владеет прекрасно, на таком уровне, каким не может похвастать большинство учёных-гуманитариев. «Детский садик» и «женская пищевая зона» впоследствии, срастаясь, превращаются у него в «деревню», в которой царят одни законы, одна магия, а внешняя, «пищевая территория самцов» становится «Диким Полем», где властвуют иные силы и где свои порядки.

Правда, он не спорит с утверждением Лавджоя, что древние на территории «деревни» делились на семейные пары. А я, пожалуй, поспорю – и соглашусь в этом вопросе с товарищем Энгельсом. Г-н Лавджой, точно, сам не понял, что придумал. А ведь наличие «детского садика» в ту эпоху с большой степенью вероятности указывает на групповой брак. Кроме того, описанное им территориальное деление: единое стадо самок в центре и бродящие в одиночку или стайками по периметру самцы – объективно способствует установлению матриархата. Вслед за Михайлиным, хотя и по своим причинам, я аплодирую товарищу Лавджою. Лично я рад ещё и тому, что в самом начале прозвучал термин «детский сад» - как точка опоры для развития цивилизации. Потому что надеюсь, что к его более высокой форме мы ещё, как оно предполагается законами диалектики, когда-нибудь придём.