?

Log in

No account? Create an account

September 16th, 2009

Школьный класс


Классовый подход – это, конечно, правильно. Он определяет человека исходя из его места по отношению к средствам производства. Но это только одна проекция. «Средства производства» – это ещё не весь мир. А если расширять это понятие так, чтобы оно стремилось охватить весь мир (почему бы и нет: по мере освоения человеком какой-либо сферы деятельности она превращается в индустрию, а сохраняющиеся в обществе капиталистические отношения «втаскивают» в эту сферу эксплуатацию, и тогда марксистская политэкономия - вполне рабочая модель), то традиционный большевистский расклад: буржуазия, пролетариат, «интеллигентская прослойка» - надо пересматривать, хотите вы этого или нет. Догматически мыслящие правоверные «марксисты-ленинцы», конечно, этого не хотят. То, что доля интеллектуального труда в стоимости товара за последнюю сотню лет возросла в десятки раз – для них неудобный, а потому не заслуживающий внимания факт. То, что эксперты-экономисты давно считают уровень образованности населения и развитость системы здравоохранения вполне себе экономическими факторами – это, очевидно, проблемы самих экспертов. Заблуждения буржуазных экономистов.

По этому поводу у меня состоялась не так давно коротенькая дискуссия с rexy_craxy в блоге у puffinus’а (он же Буревестник, он же Таджик умственного труда, он же Илья Федосеев). Мой оппонент уверенно заявил, что учителя и врачи не являются пролетариатом. Я попытался выяснить: а почему, собственно? Из ответа rexy_craxy я понял, что это так лишь потому, что он привык так думать. Но современное здравоохранение – та же индустрия. Современное образование – без пяти минут индустрия. (Вспоминается старый советский анекдот про то, как ректорам вузов задали вопрос: сколько им потребуется времени и средств, чтобы превратить их заведения в публичные дома? Один – чаще всего в этой роли называли ректора медицинского института – ответил: «Две копейки и пять минут. Я позвоню проректору и скажу, что мы переходим на легальное положение».) С вузами уже всё ясно. Теперь, чтобы превратить даже среднюю школу в публичный дом платную сферу услуг, достаточно одним приказом разрешить ей перейти на легальное положение. И тогда тот, кто до сих пор не верит, что образование – это (в том числе и) товар - ощутит эту простую истину на собственной шкуре. Такие вот общественные отношения мы все якобы выбрали.

К слову, когда я решал для себя: стоит ли «френдить» Буревестника, с высказываниями которого я не согласен, как минимум, в 75% случаев? – решающую роль для меня сыграло его самоназвание «таджик умственного труда». Это же практически про меня. А тот, кто до сих пор учительствует в системе образования, чем-то отличается от пролетария на госпредприятии? Хочется заметить, что если бы капээсэсовцы в своё время не держались так тупо за сермяжную догму: «Если у тебя есть высшее образование – значит, ты уже не относишься к трудящемуся классу» - то не оттолкнули бы от себя столько думающих людей. А значит, и социализм построили бы несколько иной, не такой тошнотворный для тех, кто не любит ходить строем.

Прошу понять меня правильно. Я сам за Маркса готов кому угодно в глотку вцепиться. Он гений. Но – 150 лет прошло – надо же и своей головой думать. Он оставил подход и метод, ими можно пользоваться в осмыслении новых явлений, стараться сделать это так, как сделал бы сам Маркс. Не надо превращать его учение в религию.

Я не понимаю, почему дискета с обучающей (английскому, например) программой – это товар, а урок педагога (такая же информация, помноженная на методику) – нет. Мой, например, урок, как частного педагога. Нет материального носителя? Дружок, да он перед тобой: тетрадка. Твоя голова, так уж и быть, не в счёт.