?

Log in

No account? Create an account

August 21st, 2009


"В антирусском проекте, — пишет Зиновьев, — можно выделить три этапа. Первый — низвести русских на уровень народов третьестепенных, отсталых, неспособных на самостоятельное существование в качестве суверенного народа. Второй этап — направить русский народ на путь биологической деградации и вымирания, вплоть до исчезновения его в качестве этнически значительного явления. Планируется его сокращение до пятидесяти и даже тридцати миллионов, а потом и того менее. Разработан богатый арсенал средств для этого — недоедание, разрушение даже примитивной системы гигиены и медицинского обслуживания, сокращение рождаемости, стимулирование детских заболеваний, алкоголизма, наркомании, проституции, гомосексуализма, сектанства, преступности. Планируется "сжатие" русских в сравнительно небольшом пространстве Европейской России. Возможно введение закона пропорционального распределения территорий в зависимости от числа людей. Тогда на "законных" основаниях русских просто сгонят в резервации, как индейцев в Северной Америке. Суть таких планов — довести русских до такого состояния, чтобы они не смогли удерживать занимаемую ими территорию, которая стала величайшим соблазном для западного мира".
     Для того чтобы завладеть огромной русской территорией, каждый квадратный километр которой будет цениться на вес золота в условиях задыхающегося от перенаселенности мира, Запад, по мнению Зиновьева, не остановится ни перед чем: "Планируется замещение русских примитивными (с точки зрения планирующих) народами, способными жить в климатически трудных условиях и имеющими заниженные жизненные претензии сравнительно с русскими, а также растворение русских среди других народов. Планируется противопоставление одной части русских другим, выделение и денационализация русской элиты, колонизация русских районов представителями западных народов. Планируется использование русских в будущей войне с Китаем, при этом предполагается как минимум тридцатью миллионами".
     И наконец, самым последним и самым страшным актом русской трагедии А. Зиновьев видит вычеркивание русских из мировой истории, после которого "лишь с помощью логических и математических методов можно будет вычислить", что в ХХ веке "существовал какой-то (именно какой-то!) великий народ, сыгравший огромную историческую роль. Однако вряд ли новые хозяева мира позволят себе признание того факта, что этот народ — русские.
     Сущность этой части проекта, по Зиновьеву, состоит в постепенном искажении и занижении вклада русских в историю человечества с тем, чтобы "в конце концов постепенно исключить из памяти человечества все следы их в истории вообще, сделать так, как будто никогда такого великого народа на земле не было". По мнению Зиновьева, это историческая фальсификация уже сейчас идет полным ходом. "Достижения прошлого, еще не так давно потрясавшие мир, стали сознательно замалчиваться и разворовываться. Нас стали преподносить в самом ужасающем виде, как дураков, уродов, воров, холуев, бездарностей, преступников". В конечном счете "вся история будет сфальсифицирована так, чтобы от нас и следа не осталось", считает Зиновьев.
     Самое трагичное, что весь этот чудовищный план не является плодом воображения отчаявшегося маргинала, не знающего Запада и дающего волю своей мрачной фантазии. Мы имеем дело с чем-то принципиально иным — с футурологическим прогнозом серьезного мыслителя-аналитика, много лет прожившего на Западе и анализирующего его стратегию как бы изнутри, прекрасно знающего всю зловещую "кухню" бывших советологов, специализирующихся на разрушении российской государственности. Принципиально важно, и Зиновьев это постоянно подчеркивает, что уничтожение России как государства неотделимо от гибели большей части населения России.
     Пока что большинству наших соотечественников еще не до конца понятно, какую угрозу, какую опасность несет гибель России как государства для них лично.
      Зиновьев очень четко дает понять, что гибель российского государства с неизбежностью приведет и к гибели нашего народа. А гибель народа — это процесс, который, по западным сценариям, будет развертываться в течение ближайших нескольких десятилетий. Таким образом, в случае реализации этих сценариев шансы каждого отдельно взятого человека, живущего сегодня в России, погибнуть насильственной смертью, стать свидетелем гибели своих детей и внуков, лишиться своего дома и имущества, попасть в рабское и унизительное положение возрастают в сотни раз. Уцелеть в своем нормальном человеческом качестве сможет лишь один из десяти, сохранить себе жизнь — один из четырех. Это можно сравнить с эпидемией чумы или взрывом атомной бомбы, при которых предельно низок коэффициент выживаемости.
     Очень важно проникнуться ощущением той трагической уникальности момента, которую старается донести до нас Зиновьев. Он призывает расстаться с иллюзиями, с недооценкой нависшей над нами опасности, с оптимистическими надеждами на то, что преодоление катастрофы станет результатом естественного хода вещей. Зиновьев говорит о том, что никогда прежде такого с Россией не случалось, напоминает, что "народы рождаются и гибнут только один раз". И только ощущение надвигающейся гибели России, организованной и спланированной "глобальным монстром" Запада, может быть и отправной точкой к адекватному осмыслению того, что на наших глазах становится "историей русской катастрофы".

Александр Сергеев, 2000 г.


Старый Крот:  Вот в чём я ему верю, так это:

1. в том, что все эти "Черепа и кости", "Бильдербергские группы", "Трёхсторонние комиссии" и прочие выродки реально этого хотят (уничтожить Россию, а заодно и как можно больше русских);
2. у них есть на этот счёт достаточно чёткий (хотя и многовариантный, может быть) план;
3. у них есть для этого все необходимые средства;
4. они давно уже приступили к практической реализации своих планов;
5. у них прекрасно всё получается;
6. не просматривается не одной силы, которая реально могла бы им помешать (потому что делается это, главным образом, руками давно продавшихся российских "верхов", а "низы" не в состоянии самоорганизоваться и серьёзные попытки в этом направлении "верхами" пресекаются).

Социальные законы

 

Принято думать, что человеческое общество есть одно из самых сложных явлений и что по этой причине его изучение сопряжено с необычайными трудностями. Это заблуждение. На самом деле с чисто познавательной точки зрения общество есть наиболее лёгкое для изучения явление, а законы общества примитивны и общедоступны. Главное в понимании общества – понять, что оно просто в деталях и сложно лишь как нагромождение огромного их числа, решиться сказать по этому поводу правду, признаться в банальности своих мыслей… …самые примитивные из законов общества – законы социальные.

Социальные законы суть определённые правила поведения (действия, поступков) людей друг по отношению к другу. Основу для них образует исторически сложившееся и постоянно воспроизводящееся стремление людей и групп людей к самосохранению и улучшению условий своего существования с ситуации социального бытия. Примеры таких правил: меньше дать и больше взять, меньше риска и больше выгоды, меньше ответственности и больше почёта, меньше зависимости от других, больше зависимости других от тебя и т.д.

Социальные законы не фиксируют явно вроде правил морали, права и т.п. …Но они и без этого общеизвестны и общедоступны. Лёгкость, с какой люди открывают их для себя и усваивают, поразительна. Это объясняется тем что они естественны, отвечают исторически сложившейся природе человека и человеческих групп. Нужны исключительные условия, чтобы тот или иной человек выработал в себе способность уклоняться от их власти и поступать вопреки им. Нужна длительная кровавая история, чтобы в каком-то фрагменте человечества выработалась способность противостоять им в достаточно ощутимых масштабах.

…Хотя социальные законы соответствуют природе человека и групп людей (естественны), люди предпочитают о них помалкивать или даже скрывают их (подобно тому, как они прячут грязное бельё и закрываются в туалете, справляя свои естественные потребности). Почему? Да потому что прогресс общества в значительной мере происходил как процесс изобретения средств, ограничивающих и регулирующих действие социальных законов. Мораль, право, искусство, религия, пресса, гласность, публичность, общественное мнение изобретались людьми в значительной мере (но не полностью, конечно) как средства такового рода. И хотя они, становясь массовыми организациями людей, сами подпадали под действие социальных законов, они так или иначе выполняли и выполняют (там, где они есть) антисоциальную роль. Социальный прогресс общества был прежде всего прогрессом антисоциальности

…человечный или бесчеловечный изм сложится в какой-то стране, зависит не от социальных законов, как таковых, а от сложного стечения исторических обстоятельств, и в том числе от того, сумеет или нет население данной страны развить институты, противостоящие социальным законам (нравственные принципы, правовые учреждения, общественное мнение, гласность, публичность, пресса, оппозиционные организации и т.д.). Лишь в том случае, если ничего подобного в обществе нет или это развито слабо, социальные законы могут приобрести огромную силу и будут определять всю физиономию общества, в том числе определять характер организаций, по идее призванных ограждать людей от них. И тогда сложится особый тип общества, в котором будут процветать лицемерие, насилие, коррупция, бесхозяйственность, обезличка, безответственность, халтура, хамство, лень, дезинформация, обман, серость, система служебных привилегий и т.п. Здесь утверждается искажённая оценка личности – превозносятся ничтожества, унижаются значительные личности. Наиболее нравственные граждане подвергаются гонениям, наиболее талантливые и деловые низводятся до уровня посредственности… Над обществом начинает довлеть угроза превращения в казарму. Она определяет психическое состояние граждан. Воцаряются скука, тоска, постоянное ожидание худшего. Общество такого типа обречено на застой и хроническое гниение, если оно не найдёт в себе сил, способных противостоять этой тенденции. Причём это состояние может длиться века.

 

А. Зиновьев, «Зияющие высоты»

 

 

Старый Крот (с горечью): Эх, Сан Саныч, не целились бы Вы в коммунизм – глядишь, и Россию удалось бы сберечь… Насчёт естественных законов человечьей стаи Вы, конечно, были глубоко правы. Но совершенно напрасно обвинили коммунистов в том, что они «очистили» общество от «средств, ограничивающих и регулирующих действие социальных законов». Мораль, право, искусство, пресса, общественное мнение – всё это было, разве что не в вашем диссидентском понимании, но всё это по-своему работало. (И даже религия продолжала существовать и, насколько я понимаю, её тогдашнее место в жизни общества лично Вас вполне устраивало.) К «естественному» состоянию (пользуясь терминологией Щедровицкого – «устойчивому», «феодальному») мы пришли сейчас, и не без вашей помощи, как Вы (в отличие от «либерастов») успели осознать.

А всё просто, если пользоваться Вашей любимой логикой: чтобы вектор движения общества был направлен в сторону ОТ «естественного», нужна какая-никакая идеология. Её теперь нет. Так какого же чёрта Вы с маниакальным упорством целились в коммунистическую идею? Обидели Вас, да? У-у, бяки-коммуняки…

 

P.S.  Пропуски в тексте, а также выделения жирным шрифтом и курсивом сделаны мной. Тем, кто ещё не читал биографический очерк Константина Крылова о Зиновьеве (и мало знаком с идеями великого русского философа), очень-очень рекомендую почитать вот здесь (там шесть частей – и проще всего заходить в каждую из них с последней):

 

www.apn.ru/publications/article10078.htm