?

Log in

No account? Create an account

July 12th, 2009

Про науку


Не могу заниматься наукой - это требует чтения чужих научных трудов, большая часть которых страдает нагромождением избыточных категорий и последующим беспомощным барахтаньем в них. Это отталкивает. Но вот тут я, по крайней мере, хоть что-то понимаю community.livejournal.com/dia_logic/101206.html

«Развращение нравов развивалось не по дням, а по часам. Появились кокотки и кокодессы; мужчины завели жилетки с неслыханными вырезками, которые совершенно обнажали грудь, женщины устроивали сзади возвышения, имевшие прообразовательный смысл и возбуждавшие в прохожих вольные мысли. Образовался новый язык, получеловечий, полуобезъяний, но во всяком случае вполне негодный для выражения каких бы то ни было отвлечённых мыслей. …смерды слонялись по кабакам и горланили камаринскую. Мнили, что во время этой гульбы хлеб вырастет сам собою, и потому перестали возделывать поля. Уважение к старшим исчезло; агитировали вопрос, не следует ли, по достижении людьми известных лет, устранять их из жизни, но корысть одержала верх, и порешили на том, чтобы стариков и старух продать в рабство. В довершение всего очистили какой-то манеж и поставили на нём «Прекрасную Елену», пригласив в качестве исполнительницы девицу Бланш Гандон.

И за всем тем продолжали считать себя самым мудрым народом в мире».

 

М. Е. Салтыков-Щедрин, «История одного города»

 



P. S. Не подумайте; мне нравится, что и как спела Приходько. Я про глуповцев...

Нити над землёй


quod_sciam   скорбит теперь по Цинману. Похоже, всё ещё ходит среди теней, как я первые полгода после смерти матери. У меня тогда родилось сравнение: мы – узелки, от которых тянутся нити, как к живым, так и к покойным. (Сравнение с гобеленом, конечно, придумали задолго до меня, но я избытком образования не страдаю, и могу выдумывать велосипеды пачками для собственного удовольствия.) Дело в том, что я тогда почувствовал натяжение этой ткани: одни нити тянули назад, к живым, другие – вперёд, туда, где все мы непременно окажемся. Штука в том, что гобелен этот не статичен, он медленно движется, словно с одной стороны ткётся, а с другой – наматывается на готовые слои, скручивается в огромный рулон…

Так вот, к слову: может быть, главное – не в нас, а между нами. Ещё один велосипед: мы так носимся со своим «Я» - а может, его и нет вовсе; никакой сверхценной неповторимой индивидуальности (и уж тем более – бессмертной души)? Наш общий с Катей знакомый Вадим Михайлин несколько лет назад запустил в научный оборот выражение «револьверная структура сознания». У нас у каждого в голове барабан, набитый этими личностями, как патронами. Их масса, этих «я», они выскакивают из нас, повинуясь натяжению очередной нити: раз! – я примерный отец; хоп! – я обиженный сосед; дёрг! – я сексуальный маньяк. И так далее. (Михайлин, правда, привязывает очередную подвижку «барабана» к вступлению на иную территорию, но «территория» - это как раз то, что между нами. Это «мы»… Жуткое слово, в нём слышится то скотское мычание, то что-то очень возвышенное… опять меня, кажется, кто-то опередил.)

То же в познании. Истина объёмна, её можно только с разных точек зрения охватить (слава богу, хоть про это я точно помню, что не моё); не тупо противоположных, а в разных проекциях. Без обсуждения никак.

Можно это и на политику спроецировать – тогда станет понятно, почему я против сталинизма. Не то качество нитей. Не связь между Хозяином и Рабом (мы теперь знаем, сколько она держится), а между Творцом и Творцом.

Тьфу, блин, словарный запас иссяк… Не быть мне Кантом. Буду здесь кантоваться.

 

Любимый как Катей, так и Вадимом (но не мной!) город – это тоже «мы». Люди, а не территория. Что-то между людьми. Или само место виновато в том, что с 80-х годов всё строится и строится в Саратове «новое» здание ТЮЗа? Заброшенный долгострой много лет возвышался в центре города, занимая целый небольшой квартал, мрачный, как булгаковский дворец Ирода. Только исторический Ирод строил свои дворцы быстрее… В этом году зашевелились было – и вот опять… «Кризис», блин. Киселёв только мечтал, Цинман не дожил… Доживёт ли Ошеров?